Далер Шарипов. Источник: https://www.youtube.com/watch?v=WrH1GEHu5dE. Последний доступ выполнен Human Rights Watch 20 февраля 2020 г.

(Берлин) – В Таджикистане арестован известный независимый журналист, судя по всему – в связи с профессиональной деятельностью, сообщает Human Rights Watch. Далера Шарипова задержали 28 января по делу о «возбуждении религиозной вражды», и ему грозит до пяти лет лишения свободы. Он часто критиковал правительство и писал на острые темы.

Власти должны безотлагательно предпринять шаги по освобождению Шарипова, а пока этого не сделано – обеспечить, чтобы он не подвергался недозволенному обращению.

«Далер Шарипов принадлежит к числу тех немногих оставшихся независимых журналистов, которые продолжают открыто выражать свою позицию, - говорит Хью Уильямсон, директор Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии. – Нужно немедленно снять с него эти сфабрикованные обвинения и освободить его из-под стражи».

По оценке Human Rights Watch, в ходе начавшегося с середины 2015 г. массированного наступления на права и свободы граждан за решетку по политически мотивированным делам в Таджикистане было отправлено свыше 150 человек. Во многих случаях речь идет о длительных сроках лишения свободы вплоть до пожизненного, которые назначались за одну лишь мирную реализацию основополагающего права на свободное выражение мнений.

После задержания Шарипова в Госкомитете национальной безопасности у него дома в Вахдате в 10 км от Душанбе прошел обыск с изъятием части книг.

30 января 2020 г. суд столичного района Исмоили Сомони санкционировал заключение Шарипова под стражу по делу о возбуждении религиозной розни (статья 189 УК РТ). В тот же день адвокатам удалось увидеться с подзащитным. Данная ими подписка о неразглашении ограничивает их возможности по обеспечению полноценного представления интересов Шарипова. 31 января суд города Душанбе отказал в удовлетворении ходатайства защиты об изменении меры пресечения.

В последние годы Шарипов публиковал в различных СМИ статьи по таким вопросам, как права человека и свобода религии, - в том числе в независимой газете «Озодагон», которая в 2019 г. закрылась из-за постоянных притеснений со стороны властей.

1 февраля 2020 г. Генеральная прокуратура Таджикистана распространила официальную информацию по делу Шарипова, в которой отмечается, что в 2013 – 2019 гг. он «опубликовал в социальных сетях более 200 статей и заметок экстремистского содержания, направленных на разжигание религиозной нетерпимости, пропаганду превосходства части граждан по отношению к другим». Ему также вменяется изготовление в 2019 г. в «подпольной типографии» 100 экземпляров «трактата», который, «согласно заключению религиозной экспертизы, […] разработан в контексте движения ‘Ихвон-уль-муслимин’ (‘Братья-мусульмане’)».

По информации независимого информагентства «Азия-Плюс», инкриминируемая Шарипову брошюра содержит цитаты из Корана и объясняет, что между терроризмом и исламом нет ничего общего, поскольку ислам против терроризма, экстремизма и радикализма. Автор предлагает журналистам, ученым и представителям интеллигенции не использовать словосочетания «исламский терроризм», «исламский экстремизм», «исламский радикализм» и призывает власти Таджикистана защищать права верующих в стране.

«Братья-мусульмане» с 2006 г. запрещены в Таджикистане как экстремистская и террористическая организация. С начала 2020 г. задержано более 100 предполагаемых сторонников этого движения, в том числе двое иностранцев, муниципальный чиновник и более 20 преподавателей вузов. В начале февраля информагентство «Фергана» сообщало, что 30 задержанных через 10 – 20 дней были отпущены.

В 2012 г. Шарипов выступил инициатором создания молодежного движения «Кадам да кадам» («Шаг за шагом»), целью которого провозглашалось объединение молодежи всех регионов страны, противостояние местничеству и коррупции. С тех пор его неоднократно вызывали на беседы в Госкомитет национальной безопасности. В ноябре 2012 г. журналист был избит неизвестными и провел три дня в больнице. К ответственности за это нападение до сих пор никто не привлечен.

Существует серьезная вероятность того, что в СИЗО Шарипову может угрожать риск пыток. За последние годы Human Rights Watch задокументировала целый ряд эпизодов пыток и другого недозволенного обращения в следственных изоляторах и тюрьмах Таджикистана, в том числе в отношении адвоката-правозащитника Бузургмехра Ёрова и зампреда Партии исламского возрождения Таджикистана Махмадали Хаита. Оппозиционеру Зайду Саидову было отказано в медицинской помощи.

3 февраля 2020 г. 8 таджикских НПО и 37 журналистов, адвокатов и блогеров подписали обращение к властям с призывом заменить Шарипову меру пресечения на не связанную с содержанием под стражей и обеспечить учет международных стандартов свободы выражения мнений при расследовании его дела. К освобождению журналиста также призвал представитель ОБСЕ по свободе СМИ Арлем Дезир.

Комитет ООН по правам человека в своих заключительных замечаниях по Таджикистану от августа 2019 г. выражал обеспокоенность в связи с «преследованием независимых журналистов и работников средств массовой информации, критически освещающих вопросы, касающиеся государственной политики или другие вопросы, представляющие общественный интерес, в том числе посредством запугивания … и судебного преследования по предположительно сфабрикованным обвинениям». Комитет рекомендовал правительству «обеспечить эффективную защиту независимых журналистов и работников средств массовой информации от любых форм запугивания и воздерживаться от использования положений о гражданском и уголовном преследовании, включая положения о борьбе с экстремизмом, а также других нормативных-правовых актов в качестве инструмента пресечения критического освещения вопросов, представляющих общественный интерес».

Еще один известный в стране независимый журналист – Хайрулло Мирсаидов был в декабре 2017 г. задержан и в июле 2018 г. приговорен к 12 годам лишения свободы по надуманному делу о «хищении», «подделке документов» и «заведомо ложном доносе». После международной кампании в его поддержку Согдийский областной суд в августе 2018 г. заменил лишение свободы на штраф и исправительные работы.

«Широкое определение экстремизма в законодательстве Таджикистана позволяет властям использовать этот состав преступления для подавления критических голосов, - говорит Хью Уильямсон. – Правительство должно прекратить такую практику и обеспечить независимым журналистам возможность работать, не опасаясь мести за критику».