Фото (слева) членов группы «Сеть» в суде в Пензе, Россия, в понедельник, 10 февраля 2020 года, когда суд приговорил семь членов группы к лишению свободы на срок от шести до 18 лет по обвинениям в терроризме. (справа) Эдуард Низамов.

© 2020 AP Photo/David Frenkel (слева); 2019 частный архив (справа)

(Берлин) 5 и 10 февраля 2020 г. российские военные суды вынесли приговоры по трем крайне спорным делам о терроризме, фигуранты которых заявляли о содержании под стражей инкоммуникадо, пытках и другом недозволенном обращении с целью получения признаний, заявила сегодня Human Rights Watch. В общей сложности 18 человек получили тюремные сроки от шести до 23 лет.

Судебные процессы были также омрачены нежеланием обвинения и суда эффективно расследовать заявления подсудимых о нарушениях, жестоком обращении и присутствии в материалах дел сомнительных экспертных заключений и показаний анонимных «засекреченных свидетелей». После одного из судов под вопросом остается сам факт существования террористической организации, которая фигурировала в обвинительном заключении.

«Эти три дела в разных российских регионах объединяет отказ властей эффективно расследовать правдоподобные заявления подсудимых о нарушениях со стороны следствия, - говорит Хью Уильямсон, директор Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии. – Фигурантам не был обеспечен справедливый суд. Приговоры должны быть отменены, заявления о фабрикации дел и недозволенном обращении – расследованы надлежащим образом».

Первое дело связано с «Сетью», по версии ФСБ – террористической организацией, действовавшей, в том числе, в Санкт-Петербурге и Пензе. Подсудимым вменялось намерение насильственными методами дестабилизировать ситуацию в стране, в частности во время президентских выборов и Чемпионата мира по футболу в 2018 г. Обвинение не утверждало, что фигуранты дела планировали какие-либо конкретные акты насилия. 10 февраля семеро подсудимых в возрасте от 23 лет до 31 года были приговорены к лишению свободы сроком от шести до 18 лет.

Фигурантом второго дела был Эдуард Низамов, предполагаемый лидер российского крыла «Хизб-ут-Тахрир» - панисламского движения, выступающего за установление халифата, но декларирующего отказ от насилия как средства достижения этой цели. В 2003 г. Верховный суд запретил «Хизб-ут-Тахрир» на территории России как террористическую организацию. Суд приговорил Низамова к 23 годам колонии строгого режима.

Наконец, пятью днями ранее 10 предполагаемых членов «Хизб-ут-Тахрир» получили тюремные сроки от 11 до 22 лет.

В деле «Сети» Приволжский окружной военный суд признал подсудимых виновными в организации и участии в деятельности террористической организации, незаконном хранении оружия и взрывчатых веществ и покушении на производство или сбыт наркотиков. Осуждены: Дмитрий Пчелинцев, Илья Шакурский, Андрей Чернов, Максим Иванкин, Михаил Кульков, Василий Куксов, Арман Сагынбаев.

Некоторые из осужденных являются участниками антифашисткого движения или придерживаются анархистких или левых убеждених, и сторонники утверждают, что дело «Сети» следует рассматривать в контексте общего давления и преследования сторонников леворадикального движения. В российских СМИ сообщалось, что некоторые подсудимые даже не были лично знакомы друг с другом и что их объединяли только общие взгляды и интересы. Некоторые играли в страйкбол или ездили на квесты в лес, что обвинение посчитало прикрытием для военной подготовки к некоему вооруженному выступлению против власти.

Некоторые фигуранты на суде и еще до его начала утверждали, что их избивали и пытали электрошоком для принуждения к даче нужных следствию показаний. Однако проверкой военного следственного управления было установлено, что травмы якобы были получены при попытке к бегству, а суд и прокуратура приняли эту версию без дальнейшего расследования. Один из фигурантов, впоследствии уехавший из страны, зафиксировал травмы у врача и государственного судмедэксперта. На его официальное обращение по этому поводу власти ответили, что следы у него на теле, характер которых соответствует применению электрошока, появились в результате «укусов насекомых».

Защита указывала на то, что суд приобщил к делу показания четырех «засекреченных» свидетелей и доказательства, в отношении которых имелись предположения о том, что они были подброшены или сфабрикованы. В январе 2019 г. был вынесен приговор фигуранту дела «Сети» Игорю Шишкину, который подписал соглашение со следствием. Шишкин о недозволенном обращении не заявлял, однако члены петербургской общественной наблюдательной комиссии (ОНК) в ходе посещения СИЗО зафиксировали у него на теле видимые травмы, характер которых соответствовал применению пыток. Они также задокументировали подробные заявления о пытках и недозволенном обращении, сделанные двумя другими фигурантами дела «Сети»: Виктором Филинковым и Юлием (Юлианом) Бояршиновым, суд над которыми продолжается. Правозащитный центр «Мемориал» считает всех фигурантов этого дела политзаключенными.

5 февраля тот же Приволжский окружной военный суд вынес приговор 10 фигурантам дела об участии в «Хизб-ут-Тахрир», которым вменялись организация или участие в деятельности ячейки запрещенной организации, публичные призывы к террористической деятельности и пропаганда терроризма. Были осуждены: Ильнар Зялилов, Руслан Габидуллин, Азат Гатауллин, Абдукахор Муминджанов, Сергей Держипильский, Зульфат Сабирзянов, Комил Матиев, Фарид Крыев, Рустем Салахутдинов, Ильназ Сафиуллин.

По версии обвинения, они проводили собрания, на которых обсуждали политику, способы агитации среди мусульман, вопросы применения норм шариата в повседневной жизни, а также собирали членские взносы, оплачивали печать листовок и журналов и собирали деньги на проведение мероприятий, включая футбольные матчи, на которых проводили агитацию. Некоторые также дополнительно обвинялись в связи с их постами в Интернете.

При этом никто из подсудимых не обвинялся ни в планировании, ни в осуществлении каких-либо конкретных актов насилия.

Низамов, осужденный 10 февраля Центральным окружным военным судом в Екатеринбурге, обвинялся в руководстве российским крылом «Хизб-ут-Тахрир». Он заявлял, что в СИЗО подвергался недозволенному обращению со стороны сотрудников и провокациям со стороны сокамерников.

Все фигуранты дела «Хизб-ут-Тахрир» не признали вину и заявляли, что дело сфабриковано. Они заявляли, что осуждают терроризм и никогда не призывали ни к свержению власти, ни к вооруженному мятежу. Защита протестовала против использования обвинением показаний двух анонимных «засекреченных» свидетелей и лиц, которые были освобождены от наказания после заключения сделки со следствием.

Независимый информационно-аналитический центр «СОВА», который специализируется на вопросах экстремизма и практики применения антитеррористического и антиэкстремистского законодательства, не согласен с квалификацией «Хизб-ут-Тахрир» как террористической организации и считает необоснованным уголовное преследование ее членов по статьям о преступлениях террористической направленности за одно лишь участие в собраниях, изготовление печатных материалов и т.п., поскольку отсутствуют факты, которые указывали бы на причастность движения к каким-либо террористическим проявлениям.

В 2016 г. несколько ведущих российских правозащитных организаций (Правозащитный центр «Мемориал», Комитет «Гражданское содействие», информационно-аналитический центр «СОВА» и Институт прав человека) в совместном заявлении назвали решение Верховного суда 2003 г. о признании «Хизб-ут-Тахрир» террористической организацией неправомерным. Правозащитники напомнили, что «ни документы этой организации, ни практика ее деятельности не дают оснований для обвинения именно в терроризме или призывах к нему», поэтому «само по себе уголовное преследование на основании одного лишь обвинения в принадлежности к партии «Хизб ут-Тахрир аль-Ислами» представляется в этой связи незаконным».

Правительство каждой страны обязано защищать население на своей территории, однако меры по борьбе с терроризмом ни при каких обстоятельствах не должны использоваться как предлог ни для уголовного преследования политических оппонентов или других критиков власти, ни для иного ущемления прав человека, отмечает Human Rights Watch. И Глобальная контртеррористическая стратегия ООН, и Бюро ОБСЕ по демократическим институтам и правам человека (Россия является государством – членом ОБСЕ) предупреждают о том, что нарушения прав человека могут создавать питательную среду для терроризма. В своем руководстве «Борьба с терроризмом и защита прав человека» БДИПЧ ОБСЕ указывает: «Значение связи между соблюдением прав человека и защитой от терроризма трудно переоценить. Борьба с терроризмом и окончательная победа над ним невозможны, если средства для обеспечения безопасности конкретного общества не согласуются со стандартами в области прав человека».

Российская Федерация несет обязательства по соблюдению безоговорочного запрета пыток, в том числе закрепленного в Международном пакте о гражданских и политических правах и Европейской конвенции о правах человека. Права на свободу выражения мнений, на свободу ассоциации, на справедливое судебное разбирательство и на свободу религии относятся к основополагающим свободам, которые охраняются как российской конституцией, так и всеми основными международными договорами о правах человека.

«Злоупотребление антитеррористическим законодательством для принуждения критиков к молчанию и отказа в основополагающих правах – это незаконно и чревато нарастанием недовольства в обществе, - говорит Хью Уильямсон. – Вместо того чтобы направлять на несогласных каток репрессий, власти как можно скорее должны научиться налаживать с ними конструктивный диалог».