Надежда Герман, давшая интервью Human Rights Watch о тюремном приговоре своему мужу, а также об отношении правоохранителей к ним в связи с тем, что они являются Свидетелями Иеговы.  

© 2019 Матвей Фляжников/Matvei Flyazhnikov, Novaya Gazeta

(Москва) – За последний год по всей России произошла резкая эскалация преследований Свидетелей Иеговы, заявила сегодня Human Rights Watch. В декабре 2018 г. президент Владимир Путин говорил о необходимости «разобраться» в ситуации вокруг этой конфессии. Однако за следующие 12 месяцев число рейдов по месту жительства и новых случаев привлечения к уголовной ответственности выросло более чем в два раза, 32 последователя этой религиозной общины за свою мирную религиозную практику находятся за решеткой.

По меньшей мере 313 человек находятся под следствием и судом или осуждены за преступления «экстремистской» направленности в связи с участием в деятельности Свидетелей Иеговы. Примерно две трети из них узнали, что являются подозреваемыми или обвиняемыми в 2019 г. Из как минимум 746 рейдов по месту жительства верующих в более 70 городах с 2017 г. больше половины приходится на 2019-й год. За организацию молитвенных собраний или участие в 2019 году них 18 человек были осуждены, в том числе 9 – к лишению свободы сроком от 2 до 6 лет. В январе 2020 ожидаются приговоры по еще нескольким делам.

«Для Свидетелей Иеговы в России религиозная практика чревата лишением свободы, - говорит Рейчел Денбер, замдиректора Human Rights Watch по Европе и Центральной Азии. – Этому не может быть никакого оправдания. Президенту Владимиру Путину пора обеспечить прекращение этих необоснованных преследований».

Российские власти должны немедленно освободить всех задержанных последователей Свидетелей Иеговы, прекратить уголовные дела, снять судимость по уже вынесенным приговорам и отказаться от дальнейших преследований, заявляет международная правозащитная организация.

Human Rights Watch проинтервьюировала двух адвокатов, защищающих Свидетелей Иеговы в ряде регионов, и жен семерых осужденных или обвиняемых в связи с участием в деятельности этой религиозной общины. Мы также проанализировали приговоры и другие документы, сообщения СМИ и заявления российских официальных лиц и структур.

Рейды и аресты основаны на апрельском решении Верховного суда РФ от 2017 г., запретившего Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России и все его 395 региональных организаций как экстремистские. Это решение прямо противоречит обязательствам России уважать и защищать свободу религии и свободу ассоциации, отмечает Human Rights Watch.

Российские власти должны отменить запрет на деятельность Свидетелей Иеговы и признание их «экстремистской организацией», утверждает Human Rights Watch. Последователям этого вероучения должна быть обеспечена возможность свободно отправлять религиозную практику.

На заседании Совета по правам человека в декабре 2018 г. президент Владимир Путин сказал, что «мы должны одинаково относиться к представителям всех религий … [и] что мы представителей религиозных сообществ [не] должны зачислять в какие‑то там деструктивные, даже не то что в террористические организации. Конечно, это чушь полная». Глава государства затем добавил, что «Свидетели Иеговы тоже христиане, за что их преследовать, я тоже не очень понимаю. Поэтому надо просто проанализировать, надо это сделать. Я переговорю с Вячеславом Михайловичем [Лебедевым – председателем Верховного суда], и попробуем это сделать».

Большинство попавших под репрессии составляют мужчины, хотя среди фигурантов уголовных дел есть как минимум и 39 женщин. В основном, это люди среднего возраста, хотя в Ставропольском крае в декабре 2019 г. была привлечена в качестве подозреваемой 89-летняя женщина, во Владивостоке судят женщину 85 лет, а в Свердловской области в мае 2019 г. обвинение предъявили 19-летней. Как правило, речь идет о статье 282.2 УК РФ (организация или участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых судом принято вступившее в законную силу решение о ликвидации или запрете деятельности в связи с осуществлением экстремистской деятельности).

Рейды по месту жительства верующих проводились с привлечением полиции, Росгвардии, ОМОНа и ФСБ. Изымались Библии и другая религиозная литература, компьютеры, телефоны и личные вещи, практически всех находившихся в помещении в момент рейда забирали на допрос.

Во многих случаях, включая те, которые были задокументированы Human Rights Watch, за фигурантами в течение предшествующих рейду месяцев велась слежка, включавшая аудиозапись или фотосъемку во время молитвенных собраний, молитв, пения гимнов или чтения религиозных текстов.

В конце декабря 12 человек были до суда освобождены из-под стражи, включая двоих, которые провели в СИЗО 521 день. По меньшей мере 23 человека остаются в предварительном заключении. По информации организации Свидетелей Иеговы, с начала репрессий в 2017 г. почти 150 человек в тот или иной момент находились в СИЗО, в том числе 41 – в течение полугода или дольше. Гражданин Польши Анджей Онищук провел в кировском СИЗО 344 дня и в сентябре 2019 г. был выпущен из под стражи до суда. За все время заключения ему не разрешали свиданий ни с женой, ни с кем-либо из других родственников. По меньшей мере 28 человек находятся под домашним арестом.

Опросы общественного мнения показывают нарастание в России обеспокоенности состоянием свободы слова, информации и религии. В октябре 40% респондентов «Левада-центра» назвали свободу вероисповедания в числе важнейших прав, что примерно вдвое превышает показатели аналогичного опроса 2017 г.

В апреле и августе Рабочая группа ООН по произвольным задержаниям приняла мнения по двум ситуациям вокруг последователей Свидетелей Иеговы, арестованных за религиозную деятельность. В обоих случаях эксперты признали лишение свободы произвольным, лишенным правовых оснований и нарушающим право на свободу религии, на свободу и личную неприкосновенность и на равенство перед законом.

В Европейском суде по правам человека находится жалоба, поданная Свидетелями Иеговы на решение Верховного суда РФ о запрете организации. В 2010 г. ЕСПЧ установил нарушение Россией Европейской конвенции о правах человека в связи с закрытием московской организации Свидетелей Иеговы и последующим отказом в новой регистрации. Суд усмотрел в этом нарушение статей 9 (свобода мысли, совести и религии) и 11 (свобода собраний и объединений) Конвенции.

«Гонения за веру на Свидетелей Иеговы – недопустимы и незаконны, - говорит Рейчел Денбер. – Им должна быть обеспечена возможность отправлять религиозную практику наравне с другими, не опасаясь ареста или притеснений».

Детали уголовных дел и обысков по месту жительства приводятся ниже.

В числе последователей Свидетелей Иеговы, приговоренных к лишению свободы в 2019 г., были гражданин Дании Деннис Кристенсен (Орел, 6 лет), Роман Гридасов, Геннадий Герман, Алексей Мирецкий, Константин Баженов, Алексей Буденчук, Феликс Махаммадиев (Саратов, от 2 до 3,5 лет), Сергей Климов (Томск, 6 лет), Владимир Алушкин (Пенза, 6 лет).

В 2019 г. еще пять человек были приговорены к условным срокам с ограничением свободы передвижения, несколько человек были приговорены к штрафу, один – к двум годам и двум месяцам принудительных работ.

«Доказательства» и слежка

В большинстве случаев последователей Свидетелей Иеговы привлекают за участие в деятельности организации, признанной судом «экстремистской», по части второй статьи 282.2 УК РФ. Некоторым также предъявляется обвинение в организации деятельности такой организации по части первой статьи 282.2. Доказательства «преступной» деятельности включают обыденную практику религиозной общины, включая коллективное чтение Библии, участие в молитвенных собраниях или предоставление помещения для этих целей.

Human Rights Watch проанализировала четыре приговора по части второй статьи 282.2 УК РФ. Главным доказательством в деле осужденного в сентябре 2019 г. Валерия Москаленко было участие в трехчасовом молитвенном собрании и чтении Библии в конференц-зале хабаровской гостиницы. За это его приговорили к двум годам и двум месяцам принудительных работ и шести месяцам ограничения свободы. По условиям приговора он не может выезжать за пределы Хабаровска и должен раз в месяц отмечаться в уголовно-исполнительной инспекции.

Осужденному в июле 2019 г. Александру Соловьеву вменялось, в частности, что он пытался убеждать остаться в общине людей, которые разочаровались в вероучении и выразили намерение прекратить свое участие; что он участвовал в собрании Свидетелей Иеговы, дежуря у дверей и «поддерживая порядок»; а также что он привлекал в общину новых членов. По приговору ему был назначен штраф в размере 300 тыс. рублей (примерно USD 4 830).

В приговоре орловского суда по делу Сергея Скрынникова основной акцент сделан на участие обвиняемого в молитвенном собрании, в ходе которого он призывал верующих «быть мужественными». Назначено наказание в виде штрафа в размере 350 тыс. рублей (USD 5 600).

Cотрудники СОБР проводят рейд в доме Свидетелей Иеговы в Нижегородской области.

© 2019 Koza Press
В августе 2019 г. Рабочая группа ООН по насильственным или недобровольным исчезновениям приняла мнение по ситуации вокруг ареста и содержания под стражей Владимира Алушкина, в котором отметила, что ему вменялось «проведение бесед в общественных местах и по месту проживания с жителями города Пензы … привлечение новых членов из числа их родственников, знакомых и жителей города Пензы», а также проведение религиозных служб с целью «изучения их идеологии». Рабочая группа указала, что, совершая указанные действия, «г-н Алушкин всего лишь реализовывал свое право на свободу религии по статье 18 [Международного пакта о гражданских и политических правах] и что за это он был задержан властями и в итоге провел шесть месяцев в предварительном заключении». Эксперты ООН пришли к выводу, что «г-на Алушкина не следовало арестовывать и содержать под стражей и не следовало судить. … Все действия г-на Алушкина сводились исключительно к мирным беседам религиозного характера».

13 декабря 2019 г. Алушкина приговорили к шести годам лишения свободы за организацию деятельности «экстремистской» организации.

Обвинения в участии в деятельности экстремистской организации также основывались на том, что тот или иной человек принимал участие в обслуживании мест проведения молитвенных собраний. По словам жены одного из таких обвиняемых, ее мужа привлекли за то, что он оплачивал коммунальные услуги за помещение, где ранее в их городе проводились собрания Свидетелей Иеговы.

Из сообщений СМИ, информации на сайте Свидетелей Иеговы и рассказов адвокатов, защищающих последователей этого вероучения, следует, что за их домами велось наблюдение и что их деятельность и разговоры отслеживались властями. Во время молитвенных и других собраний велась скрытая фотосъемка и видеозапись.

Адвокаты Артур Леонтьев и Ирина Красникова сообщили Human Rights Watch, что к Свидетелям Иеговы и сочувствующим внедрялись специальные люди для фото- и видеосъемки, а затем эти материалы использовались в качестве доказательств в уголовных делах, по которым проходили их подзащитные.

По словам Леонтьева, слежка за его подзащитным Сергеем Климовым была начата за 10 месяцев до задержания. Жена самого Климова говорит, что в течение нескольких месяцев их телефонные разговоры записывались, а перед домом дежурили незнакомые люди. «У меня от этого холодок по спине», - сказала Юлия Климова.

Леонтьев также рассказал нам о случае в октябре 2017 г., когда к его подзащитному без вызова пришли некие люди, назвавшиеся наладчиками интернета, с которым якобы возникли проблемы. Как представляется, они получили доступ к персональному компьютеру подзащитного: скачали какие-то файлы и изменили несколько паролей. Потом, почти через год, его арестовали – и он сам и его адвокат уверены, что наладчики были сотрудниками силовых структур, хотя на данный момент неизвестно, фигурирует ли в деле какая-то информация с его персонального компьютера.

Рейды и обыски

Организацией Свидетелей Иеговы с 2018 г. зафиксировано 733 рейда по месту жительства верующих в России. 446 из них приходится на 2019 г., причем 90 – только на октябрь, что стало максимальным месячным показателем с 2017 г.

В СМИ сообщалось о ситуациях, когда в один день в том или ином городе проводилось несколько рейдов, например более 30 в Нижнем Новгороде 17 июля 2019 г. и около 20 в Сочи 10 октября.

Многие рейды проводились рано утром. Ирина Баженова, жена Константина Баженова, осужденного в сентябре 2019 г. на три с половиной года, рассказала, что в июне 2018 г. полиция стала ломиться в соседнюю квартиру около шести утра, пока муж не вышел посмотреть, что происходит.

Последователи Свидетелей Иеговы и их родственники говорят, что испытывали шок, растерянность и психологический стресс, когда видели на пороге вооруженных силовиков. В большинстве случаев на место приезжали два микроавтобуса по 6 – 10 человек в каждом. По словам Татьяны Буденчук, в июне 2018 г. к ним приехали не менее 25 сотрудников: «Это было рано утром, где-то в половине седьмого. Два минивэна с СОБРом и еще две машины поменьше. В общей сложности человек 25 – 30 к нам приехало».

Некоторые рассказывают, что им даже не давали времени нормально одеться и им приходилось часами сидеть и ждать, пока закончится обыск. По словам Ирины Баженовой, во время обыска, продолжавшегося больше шести часов, ее мужа держали в наручниках, и никому из них не разрешали отойти в туалет. По словам Юлии Климовой, на время обыска их с мужем поставили к стене под охраной вооруженных силовиков. По словам Татьяны Алушкиной, во время обыска они с мужем должны были стоять, держа руки за спиной.

Татьяна Буденчук рассказала, что вторжение силовиков напугало ее детей (один совсем маленький, второй ходит в начальную школу). Она просила сотрудников полиция закрыть входную дверь, чтобы младшего ребенка не продуло утренним сквозняком, но они отказались.

Некоторые опрошенные отмечали, что живут в тихом районе и что прибытие полицейских машин привлекало внимание к их семье.

В большинстве случаев силовики предъявляли постановление на обыск, однако в условиях внезапного вторжения у жильцов не было достаточного времени, чтобы вчитаться в документ. Татьяна Алушкина вспоминала, как 15 июля 2018 г., когда к ним пришли десять человек, в том числе трое в масках и с оружием, ее мужу показывали какую-то бумагу, но она сама ее не видела.

В большинстве случаев, о которых сообщали Свидетели Иеговы, рейды проводились по жилым адресам, в том числе тем, где организовывались молитвенные собрания или библейские чтения. Несколько рейдов совпали по времени с молитвенными собраниями.

По словам Татьяны Алушкиной, 15 июля 2018 г. силовики ворвались к ним в тот момент, когда дома находились несколько знакомых, а муж читал Библию. Ему предъявили постановление на обыск, поставили с руками за спиной и четыре часа обыскивали дом, после чего забрали хозяев и гостей. «В тот момент было трудно понять, что происходит и кто эти люди, но нас отвезли в Центр ‘Э’ и там всех допросили», - рассказала Алушкина.

В итоге в качестве обвиняемых привлекли супругов Алушкиных и еще несколько человек. 13 декабря 2019 г. Татьяну Алушкину в числе четырех обвиняемых и еще четырех фигурантов приговорили к двум годам условно.

В октябре 2019 г. силовики провели рейд на турбазе под Норильском, где для молитвенного общения собрались более 50 последователей Свидетелей Иеговы. По словам близко общающихся с теми, кто приехал на турбазу, полтора десятка вооруженных спецназовцев в масках демонстративно ворвались на территорию, верующих сфотографировали, заставили сдать все гаджеты и написать пароли для доступа к ним.

В ходе рейдов обычно изымались личные вещи, которые затем зачастую не возвращали, в том числе смартфоны, планшеты, компьютеры, USB-накопители и жесткие диски, а также все религиозные материалы, включая Библии, сборники гимнов и религиозные тексты.

По словам Эльвиры Гридасовой из Саратова, у нее «забрали старые телефоны, дочкин старый телефон, который у нас лежал, открытки, письма, фотографии».

Двое последователей Свидетелей Иеговы из разных регионов также заявили, что полиция забирала у них банковские карты, имеется одно заявление о том, что забрали деньги. Один человек утверждает, что у него забрали паспорт, но впоследствии вернули.

«У меня забрали карточку Сбербанка, - рассказала Надежда Герман. – Это для меня единственный способ за отпуск заплатить. Мы собирались в Грузию, но после всего этого, конечно, не поехали». В сообщениях «Новой газеты» и «Коммерсанта» о рейде в Сургуте в феврале 2019 г. также упоминались заявления о том, что у Свидетелей Иеговы изымались банковские карты.

От людей, находившихся в помещении во время рейда, требовали сообщить пароли к телефонам и личную информацию. По информации пресс-секретаря Свидетелей Иеговы в России Ярослава Сивульского, во время рейда на норильской турбазе сообщить пароли требовали даже от несовершеннолетних.

Допросы

Сразу после окончания обыска находившихся в квартире доставляли в местное управление ФСБ или СКР.

В некоторых случаях задержания последователей Свидетелей Иеговы проходили при других обстоятельствах. Например, «Новая газета» сообщала о задержании 12 июня в Саратове Феликса Махаммадиева и его жены Евгении на парковке торгового центра. Алексея Ступникова с женой Ольгой 3 июля 2018 г. задержали в аэропорту Красноярска в 4 утра перед посадкой на рейс. В тот день в Красноярске прошли 12 рейдов.

Сергей Климов, приговорённый к 6 годам заключения в ноябре 2019 г.

© 2019 Jehovah’s Witnesses

Радио Свобода сообщало, что в Сургуте с помощью побоев и удушья пытались принудить Евгения Кайряка к признанию в том, что он является последователем Свидетелей Иеговы. Кайряк был одним из около 40 человек, которых 15 февраля 2019 г. задержали в Сургуте для допроса. Верующие утверждали, что во время допроса в местном управлении СКР еще несколько человек были избиты и подвергнуты пытке электрошоком.

Пресс-секретарь сургутского управления СКР в разговоре с корреспондентом Радио Свобода опроверг эти утверждения. В августе тогдашний глава Совета по правам человека при Президенте РФ Михаил Федотов встречался с представителями общины Свидетелей Иеговы в Сургуте. Он заявил, что «далек от того, чтобы заранее соглашаться с любой из сторон этой истории», однако подчеркнул, что «пытки абсолютно недопустимы».

В некоторых задокументированных случаях допрос продолжался много часов и сопровождался психологическим прессингом. По словам Ирины Баженовой, ее допрашивали в течение четырех или пяти часов: двое напротив нее задавали вопросы, еще двое стояли за спиной.

Юлия Климова из Томска рассказала, как сразу после обыска у них дома 3 июня 2018 г. ее отвезли в УФСБ вместе со многими другими, у которых в тот день проходили обыски. Почти 12 часов они находились по шесть человек в комнате без еды и воды. К тому моменту, когда ее отпустили, было уже 02:30 ночи. Вследствие перенесенного эмоционального и физического стресса ей понадобилась медицинская помощь.

«Я не понимала, почему [нас допрашивают], - сказала Климова. – Закон же не запрещает читать Библию: читать, петь и разговаривать – это же не преступление».

Большинство из семи проинтервьюированных женщин, чьим мужьям впоследствии предъявили обвинение, заявили, что их самих первый раз допрашивали без адвоката. Татьяна Алушкина после допроса была привлечена в качестве обвиняемой по делу об участии в деятельности экстремистской организации и 13 декабря 2019 г. пензенским судом была приговорена к двум годам условно.

В большинстве случаев фигуранты уголовных дел имели доступ к адвокату после задержания, однако Ольга Ступникова заявила, что у ее мужа Андрея первые 12 часов после ареста не было адвоката.

По словам Эльвиры Гридасовой, которую доставили на допрос вместе с мужем, ее допрашивали около полутора часов, затем отпустили. В течение следующих 12 часов она пыталась выяснить местонахождение мужа, и только по истечении этого времени ей сообщили, где он находится.

Во время допроса задержанных спрашивали о религии, требовали назвать имена членов и руководителей общины и рассказать, что происходило на собраниях. Большинство проинтервьюированных сказали, что, часто – к неудовольствию силовиков – ссылались на 51-ю статью Конституции, позволяющую не свидетельствовать против себя и близких лиц.

По словам нескольких человек, на допросе им предлагали дать подписку о неучастии в «экстремистской» религиозной организации. В некоторых случаях предлагалось подписать заявление о раскаянии с призывом к другим членам общины отречься от веры и прекратить участие в религиозной организации.

Во время допроса Татьяны Буденчук старший оперативник дважды угрожал ей тем, что у нее отберут детей. В начале допроса, «когда нас допрашивали вместе с мужем, он грозился у нас детей забрать», - рассказала она. По ее словам, оперативник пытался таким образом «припугнуть» мужа. Под конец допроса Татьяны эта угроза была озвучена повторно, но никаких реальных мер так и не последовало.

Содержание под стражей, домашний арест, подписка о невыезде

Десятки человек месяцами содержались в СИЗО, где свидания с семьей предельно ограничены. Юлия Климова не видела мужа восемь месяцев, Ольга Ступникова – четыре, пока ее мужа не перевели под домашний арест, Ирине Баженовой разрешили свидание с мужем только через полгода.

По словам жен арестованных последователей Свидетелей Иеговы, именно отсутствие свиданий на протяжении месяцев было для них самым трудным. Пребывание близкого человека в СИЗО может создавать исключительную нагрузку на оставшихся дома членов семьи. В случае с Ольгой Ступниковой ситуация усугублялась тем, что Росфинмониторинг заблокировал банковские счета семьи.

«Нам приходилось работать, ходить за продуктами, встречаться с адвокатами, ходить в СИЗО, - вспоминает Эльвира Гридасова. – И, вообще, домой идти не хочется. Там никто не ждет».

Из тех, кто привлечен в качестве обвиняемых, 25 человек находятся под домашним арестом, многих отпустили под подписку о невыезде.

В отношении одного человека, который находился под домашним арестом с 1 марта до 2 июля 2019 г., после снятия этой меры пресечения был введен запрет на пользование телефоном или интернетом и на контакты с другими последователями Свидетелей Иеговы до суда.

По словам Татьяны Алушкиной, ее муж, находясь под домашним арестом, не мог продолжать работать, и для семьи была крайне важной моральная и финансовая поддержка со стороны родственников и друзей. Эльвира Гридасова говорит, что первые дни домашнего ареста ее мужа «казалось, что мы даже жить не можем: такое ощущение, что за нами следят».

По данным профильной независимой мониторинговой группы Forum 18, 166 фигурантов дел об участии в деятельности Свидетелей Иеговы внесены Росфинмониторингом в список «террористов и экстремистов». Среди них есть и те, чьи ситуации задокументировала Human Rights Watch.

После внесения человека в этот список Росфинмониторинга его активы блокируются, и ежемесячно тратить на текущие расходы можно только установленную властями минимальную сумму. По словам адвоката Артура Леонтьева, у многих блокировали банковские счета, не уведомив их о факте внесения в список.