29 ноября 2019 г. школьники и студенты по всему миру выйдут на очередную «Пятницу ради будущего» с требованием принять меры в связи с глобальным потеплением. 2 декабря представители государств-участников, мировые лидеры, руководители корпораций и активисты собираются в Мадриде на 25-ю Конференцию Сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата (КС-25). Эти мероприятия посвящены обсуждению мер по защите окружающей среды, однако следовало бы обсудить и то, как защитить самих экологов, которых в самых разных странах преследуют за то, что они борются за здоровье нашей планеты.

Дело не ограничивается объявлением активистов угрозой национальной безопасности. От амазонской сельвы до южноафриканских рудников тех, кто настаивает на сохранении экосистем и земель предков, ждут угрозы, нападения и даже убийства, причем едва ли не при полной безнаказанности. Но это, по крайней мере, заведомо противозаконно, в то время как навешивание на экозащитников ярлыка «источник угрозы национальной безопасности» - куда более изощренная тактика, поскольку внешне все происходит в правовом поле.

Да, экоактивизм не всегда мирный, но лишь в исключительных случаях действия экоактивистов можно было бы подвести под общепринятое определение терроризма: деятельность, преследующая цель терроризировать население реальными или угрожаемыми жертвами для продвижения идеологической или политической повестки. К тому же экозащитники практически никогда не ставят перед собой цели подрыва законности. Чаще всего они в одиночку или группами мирно реализуют свои права на свободу слова, ассоциации и собраний. Если дело доходит до гражданского неповиновения, то обычно его цель – как раз ужесточить действующее экологическое законодательство и повысить эффективность правоприменительной практики. Ниже на конкретных примерах рассказывается о том, как из экологов делают террористов и источник угрозы национальной безопасности.

  • В декабре 2018 г. в Польше власти отказали во въезде по меньшей мере 13 климатическим активистам, которые были зарегистрированы для участия в КС-24 в Катовице. Им было заявлено, что они являются источником угрозы общественному порядку и национальной безопасности. Вместе с другими активистами и группами эти люди собирались требовать от участников конференции срочных действий в связи с изменением климата.

    Активисты протестуют во время КС-24 в Катовице, Польша, 8 декабря 2018 г.

    © 2018 SOPA Images/LightRocket via Getty Images/Damian Klamka)

    Ранее в Польше был принят отдельный закон, позволяющий полиции без санкции суда и без уведомления и согласия участников конференции собирать на них досье и запрещать несанкционированные протесты. Был также объявлен режим террористической опасности, в рамках которого на время конференции разрешалось досматривать автомашины и вводить другие меры контроля в Катовице и в окрестностях города. Несколько активистов были ненадолго задержаны на границе для взятия объяснений, причем в некоторых случаях им не разрешали сообщать о своем местонахождении и связываться с адвокатом.

  • В ноябре 2015 г. во Франции полиция воспользовалась чрезвычайным антитеррористическим законом, введенным после кровавых терактов в Париже 13-го числа, чтобы без санкции суда поместить под домашний арест по меньшей мере 24 климатических активиста, проводить обыски у них на квартирах и изымать компьютеры и личные вещи.

    Полицейская спецоперация по захвату предполагаемого активиста в Париже 27 ноября 2015 г., накануне саммита по климату.  

    © 2015 AFP/Laurent Emmanuel
    Активистам вменялось нарушение запрета на организацию протестов в связи с конференцией КС-21, на которой предстояло подписать Парижское соглашение по климату.

  • В ноябре в Иране к различным срокам лишения свободы (до 10 лет) по обвинению в шпионаже в пользу США были приговорены шестеро сотрудников Персидского фонда наследия дикой природы, находившихся под стражей с начала 2018 г. На суде, который вызывал множество вопросов, представители Корпуса стражей исламской революции утверждали, что в качестве прикрытия использовалась деятельность по спасению азиатского гепарда. Четверым из активистов еще вменяли «распространение коррупции на Земле» (вплоть до смертной казни), однако в октябре это обвинение было, как сообщалось, снято. Еще двое сотрудников фонда, также арестованных в начале 2018 г., ожидали суда. Девятый эколог – основатель фонда Кавус Сеид-Эмами умер через несколько недель после ареста при сомнительных обстоятельствах: по официальной версии, он покончил с собой в тюрьме.

    Плакат с фотографиями арестованных в 2018 г. Иранскими экологами: Тахир Гадирян, Нилуфар Байяни,  Амирхосейн Халеги, Хуман Джокар, Сэм Раджаби, Сепиде Кашани, Мурад Тахбаз, Абдулреза Кухпайя. В ноябре 2019 г. Байяни, Тахбаз, Джокар, Гадирян, Халеги и Кашани были приговорены к тюремным срокам от 6 до 10 лет. 

    © 2018 #anyhopefornature Campaign

    Глава Департамента окружающей среды Ирана Иса Калантари заявил об отсутствии доказательств шпионажа со стороны арестованных экологов, добавив, что это дело стало ударом по всем иранским экологическим группам.

    Бывший замруководителя Департамента Кава Мадани назвал причинами этих арестов «паранойю» иранских властей по поводу использования иностранными государствами экологов в качестве прикрытия и признание опасности того, что протест против ухудшения экологической ситуации может сплотить население против правительства. В 2017 г. Мадани вернулся из Лондона, чтобы занять пост замглавы Департамента, но, по его словам, был сразу задержан и допрошен ксировцами, которые взломали его телефон, компьютер, электронную почту и аккаунты в соцсетях, называя «биотеррористом», «водяным террористом» и шпионом. Спустя несколько месяцев Мадани уехал из Ирана, заявив о постоянном давлении, в том числе за критику проектов по строительству дамб, которые реализует КСИР.

  • В Кении полиция и военные постоянно объявляли «террористами» экоактивистов, выступавших против мегаинфраструктурного проекта с угольной электростанцией в прибрежном регионе Ламу: экологи подвергались угрозам, избиениям и произвольным арестами содержанию под стражей. В 2013 – 2016 гг. Human Rights Watch задокументировала 15 случаев, когда власти без убедительных доказательств обвиняли экологов в прямой или косвенной причастности к экстремистской группировке «Аш-Шабаб».

    Жители и активисты протестуют против строительства транспортного коридора порт Ламу – Южный Судан – Эфиопия. Кения, 1 марта 2012 г.

    © 2012 Reuters/Joseph Okanga

    Кенийские экоактивисты протестуют против строительства транспортного коридора порт Ламу – Южный Судан – Эфиопия, который является крупнейшим инфраструктурным проектом Центральной и Восточной Африки и должен включать морской порт на 32 причала, три международных аэропорта, сеть автомобильных и железных дорог и три курортных города. Экологи считают, что это приведет к загрязнению воздуха и воды, уничтожению мангровых лесов и кормовых мест рыбы, а также к безвозмездному изъятию сельскохозяйственных земель и лишению коренного населения традиционных мест проживания и хозяйственной деятельности.

    В июле кенийский природоохранный трибунал заблокировал одобрение строительства ТЭС, пока не будет проведена новая оценка экологического воздействия, признав неудовлетворительными результаты ОВОС, которая проводилась поддерживаемыми Китаем девелоперами, и итоги общественного обсуждения. Другие подпроекты реализуются. Параллельно, как говорят противники проекта коридора, не прекращается кампания запугиваний.

  • На Филиппинах в 2018 г. президент Родриго Дутерте включил 600 гражданских активистов, в том числе экологов и защитников прав коренного населения, в список предполагаемых членов компартии и ее боевого крыла, которое он объявил террористической организацией. В этом списке оказалась и Виктория Таули-Корпус из народности канканай-игорот – спецдокладчик ООН по вопросу о правах коренных народов и активист за борьбу с изменением климата.

    Спецдокладчик ООН по вопросу о правах коренных народов Виктория Таули-Корпус в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке в апреле 2018 г. 

    © 2018 New York Times/Annie Ling
    В конце 2017 г. Таули-Корпус критиковала власти за нападения и нарушения прав коренных народов, протестовавших против добычи угля и алмазов на их традиционных землях. По прошествии нескольких месяцев манильский суд предписал властям исключить ее из «черного списка», однако в 2019 г. один из филиппинских военных вновь обрушился на нее, обвинив во «внедрении» в ООН в интересах коммунистических повстанцев. Ситуация вокруг Таули-Корпус вызвала осуждение со стороны ряда ооновских экспертов по правам человека.

  • В Эквадоре известному экоактивисту Пепе Луису Акачо из народности шуар, потребовалось восемь лет, чтобы избавиться от обвинения в терроризме за протесты против добычи полезных ископаемых в Амазонии.

    Пепе Луис Акачо (второй слева) на выходе из суда в Кито, Эквадор, 8 февраля 2011 г.

    © 2011 AP Photo/Dolores Ochoa
    Это обвинение было предъявлено ему в 2010 г., когда ему вменили подстрекательство во время протестов индейцев против закона о добыче полезных ископаемых. В 2013 г. Акачо был приговорен к 12 годам заключения. HRW изучила судебные документы и не нашла там никаких внятных доказательств причастности к терроризму. В 2018 г. Верховный суд Эквадора отменил приговор в части терроризма, но назначил Акачо восемь месяцев заключения за «препятствование коммунальным службам», хотя по этому обвинению его не судили и он не имел возможности оспорить его. После отбытия 17 дней нового приговора Акачо в октябре 2018 г. был помилован президентским указом.

  • В США в августе 2018 г. тогдашний министр внутренних дел Райан Зинке говорил об «экологических террористических группах», которые препятствовали противопожарной вырубке лесов на западном побережье. Это незамедлительно вызвало отпор со стороны ведущих экологических организаций, включая Sierra Club. В 2017 г. 84 конгрессмена, большинство – республиканцы, запросили у Минюста разъяснений, можно ли привлекать активистов, протестующих против строительства нефтепроводов, к уголовной ответственности как террористов. (Минюст ответил, что да, в определенных ситуациях можно.)

    Индейцы протестуют против строительства нефтепровода Dakota Access в Северной Дакоте 4 сентября 2019 г. 

    © 2019 AFP via Getty Images/Robyn Peck

    В том же году крупный трубопроводный оператор Energy Transfer Partners LP подал иск против Greenpeace и других экологических организаций, обвинив их в организации кампании «жесткого экотеррора» против нефтепровода Dakota Access. Экологи и представители индейских племен пытались помешать строительству подземной трубы протяженностью 1 172 мили через Северную Дакоту во время длительного противостояния с властями в 2016 г. (речь шла о том, что нефтепровод угрожает священным местам и может привести к загрязнению питьевой воды). В 2019 г. иск был отклонен федеральным судом.

    Протесты были преимущественно мирными, однако насилие все же имело место и несколько человек были осуждены, но ни разу за преступления, которые хоть как-то можно было бы отнести к террористическим. Эксперты ООН осудили как «избыточные» силовые действия правоохранителей, применявших резиновые пули, слезоточивый газ, светошумовые гранаты, дубинки и содержание под стражей в «бесчеловечных и унижающих достоинство» условиях.

  • В России за последние годы прекратили работу по меньшей мере 14 экологических групп, а руководитель «Экозащиты!» Александра Королева в июне уехала из страны, чтобы избежать уголовного преследования по драконовскому закону об «иностранных агентах». Принятый в 2012 г. закон обязывает любые российские неправительственные организации, которые пользуются финансированием из зарубежных источников и в деятельности которых власти усмотрят «политику», регистрироваться в качестве иностранных агентов, что в российском общественном сознании устойчиво ассоциируется с такими понятиями, как «шпион» и «предатель». HRW установила, что власти используют этот закон для давления на НПО, выступающие против санкционированных государством проектов и требующих освобождения осужденных экозащитников.

    Александра Королева из «Экозащиты!» в июне 2019 г. Уехала из России в Германию, чтобы избежать преследования по закону об «иностранных агентах» 

    © «Экозащита!», 2019

    Активистов из российского отделения Greenpeace чиновники, в том числе спецпредставитель президента по экологии Сергей Иванов, причисляют к «экстремистам». В апреле 2019 г. активист движения «СТОП ГОК» был оштрафован за «массовое распространение экстремистских материалов» в связи с публикацией на странице движения в соцсети ВК сатирического стихотворения «Последнее послание ‘Иванам’», которое власти в 2012 г. признали экстремистским. По заключению информационно-аналитического центра СОВА, «это сатирическое произведение, написанное от лица олигархов и представителей власти, обогатившихся от добычи и продажи природных ресурсов, в виде обращения к простому народу ("иванам", "папуасам"), погрязшему в наркомании и алкоголизме. Оно не содержит ни призывов к насилию, ни расовых, этнических либо религиозных пейоративов».

    «СТОП ГОК» и российское отделение Greenpeace были – в числе групп, которые провластные политологи в 2018 г. назвали «экологическими экстремистами». По мнению авторов доклада, широко освещавшегося официозными СМИ, «влиятельные силы на Западе используют активность различных … общественных организаций, оказывающих давление на промышленность и государственные институты развития через инструменты экологического протеста, фактически в качестве инструмента экономической конкуренции» против стратегических отраслей.

Достижение амбициозных результатов на КС-25 будет во многом зависеть от гражданского общества. Участники конференции, среди которых все государства – члены ООН и страны Евросоюза, должны предоставить активистам возможность высказать озабоченность изменением климата и привлечь коллективное знание к поиску решений. Активистам также должна быть предоставлена безопасная площадка, где они могли бы рассказать об угрозах, с которыми сталкиваются в своей работе.

Участники конференции должны заявить о намерении неукоснительно выполнять международные и региональные договоры, защищающие экологов. Одним из таких договоров является подписанное в 2018 г. Эскасу (Коста-Рика) Региональное соглашение о доступе к информации, участии процессах принятия решений и о правосудии по вопросам экологии в Латинской Америке и Карибском бассейне. Это первый международный документ такого рода, содержащий отдельные положения о содействии деятельности экоактивистов и обеспечении их защиты. Соглашение подписала 21 страна, но только шесть стран ратифицировали его – на пять меньше, чем необходимо для вступления в силу. Чили, отменившая проведение у себя КС-25 из-за экономических протестов, но сохранившая за собой председательство на конференции, должна подать пример и ратифицировать его.

Участники мадридской конференции должны также заявить о приверженности Конвенции о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды (Орхусская конвенция, Испания входит в число подписантов). Эта конвенция, по сути – экологический пакт для Европы и Центральной Азии, наделяет общество, включая экологические организации, широким кругом прав, включая право на участие в принятии решений и на доступ к информации и правосудию в том, что касается государственных решений, затрагивающих экологию, не опасаясь притеснений и преследований. Участников конвенции, в том числе Евросоюз, а также Польшу – за ее жесткие меры во время КС-24, критикуют за игнорирование этих положений. Такая критика иногда звучала даже со стороны Совещания Сторон, уполномоченного отслеживать выполнение конвенции.

Участники КС-25 должны признать, что реальная зашита окружающей среды невозможна без защиты самих экологов, включая и тех, кого несправедливо преследуют, прикрываясь интересами национальной безопасности.