Павел Устинов. Скриншот с его страницы на сайте delo212.ru, созданного в августе 2019 года для мобилизации поддержки фигурантов «московского дела».

© https://delo212.ru/arestant-ystinov. Последний доступ сентябрь 20, 2019.

20 сентября Мосгорсуд выпустил Павла Устинова из СИЗО. Несколькими днями ранее 24-летнего актера приговорили к трем с половиной годам колонии по абсурдному обвинению в применении насилия в отношении представителя власти. Павел принадлежит к числу фигурантов так называемого «московского дела», объединяющего обвиняемых и осужденных в связи с летними протестными выступлениями в российской столице.

Апелляционные слушания по приговору назначены на 26 сентября, однако изменение Устинову меры пресечения на подписку о невыезде очевидно указывает на то, что Устинов останется на свободе. Ходатайство об изменении меры пресечения, как и о пересмотре приговора, было подано Генпрокуратурой, хотя 16 сентября гособвинитель требовал шестилетний срок и выглядел не слишком удовлетворенным назначенным в итоге наказанием. На наших глазах разворачивается почти беспрецедентная ситуация, когда власти вроде бы готовы отыграть назад, и это дает надежду другим фигурантам политически мотивированных уголовных дел.

В середине июля дисквалификация оппозиционных кандидатов с реальными шансами на победу на сентябрьских выборах в Мосгордуму стала поводом для серии несанкционированных, но мирных протестов. Власти ответили демонстративно жестко. Полиция применяла против протестующих избыточную силу, десятки человек получили травмы, статистика задержаний демонстрантов и случайных прохожих побила все рекорды: только 27 июля было задержано почти 1 400 человек.

Параллельно, как представляется – в качестве «профилактики», было возбуждено несколько крупных уголовных дел. По обвинениям в «массовых беспорядках» и /или применении насилия в отношении сотрудников полиции арестовали 18 человек. На имеющихся видеозаписях видно, что некоторые фигуранты не проявляли никакой агрессии, другие бросали пустые пластиковые бутылки и сходные предметы, которые едва ли можно отнести к травмоопасным. К середине сентября пятеро, в том числе Устинов, были осуждены за насилие в отношении представителей власти на сроки от двух до трех с половиной лет; особняком стоит дело гражданского активиста Константина Котова, которому дали драконовский четырехлетний срок за одно лишь неоднократное участие в несанкционированных мероприятиях.

Павел, к протестам не имел никакого отношения, хотя утверждалось, что около 15:30 3 августа он «выкрикивал лозунги, оскорбительные в сторону власти», после чего оказал сопротивление при задержании, причинив росгвардейцу вывих плеча. Сам он объяснял, что просто ждал знакомого у входа в метро на Пушкинской – обычное место встречи москвичей в центре города.

Видеозаписи из различных источников, включая телеканал «Дождь», свидетельствуют о том, что Устинов спокойно стоял, глядя в экран телефона, и в этот момент на него неспровоцированно набросились росгвардейцы, которые повалили на асфальт и стали избивать дубинками.

К тому времени, когда Устинов получил суровый приговор фактически за то, что  он оказался в районе Пушкинской площади и стал объектом жесткого т произвольного задержания, в обществе в связи с «московским делом» уже развернулась кампания за освобождение политзаключенных «Наше общее дело». Но история Устинова стала настоящим маркером – в большой степени, именно потому, что он никак не был связан с протестным движением.

Дело Устинова предельно ясно показало: власти не соблюдают свою часть давней негласной сделки с пассивным большинством: «вы не лезете в политику, мы вас не трогаем». Павел с политикой был никак не связан. Соответственно, он имел основания считать себя в безопасности. Но работающая на износ машина репрессий стала плохо управляема  и перемалывает обывателей вместе с диссидентами.

В защиту Павла Устинова выступили знаковые театральные персоны, топовые исполнители и другие известные личности, в том числе те, кто всегда были лояльными Кремлю и обласканы властями. Общественное возмущение нарастало буквально с каждым часом, и у власти не осталось иного выбора, кроме как отпустить осужденного актера.

Но продолжают распространяться и набирать поддержку многочисленные петиции и открытые письма от самых разных сообществ. Ученые, священнослужители, художники, учителя, врачи, адвокаты, издатели и студенты требуют свободы «арестантам московского дела» и прекращения политически мотивированных уголовных дел.

Голос людей становится все громче, а заставить их замолчать все сложнее.