Правозащитник и бывший политзаключенный Акзам Тургунов последнее время подвергается в Ташкенте все более плотной слежке

© Стив Свердлов/Human Rights Watch, 2017

(Ташкент) – Власти Узбекистана должны прекратить притеснения правозащитников, в том числе недавно освобожденных из мест заключения, и обеспечить их безопасность, заявили «Международная амнистия», Civil Rights Defenders, Международное партнерство за права человека (IPHR), Хьюман Райтс Вотч и Норвежский Хельсинкский комитет.

На фоне значительных позитивных шагов, предпринимаемых властями в интересах улучшения общей ситуации с правами человека в Узбекистане, в последние недели наблюдается усиление слежки за некоторыми правозащитниками со стороны правоохранительных органов и отмечаются случаи их вмешательства в мирную правозащитную деятельность. Правительство должно обеспечить всем гражданским активистам возможность работать без вмешательства и притеснений.

“Возобновление  слежки и преследований в отношении представителей правозащитного сообщества Узбекистана создает ощутимое давление на активистов и их семьи и приводит к повторной травме и стрессу. Все это мы наблюдали своими глазами, когда представители нашей организациии посетили Ташкент в прошлом месяце,” - говорит Бриджит Дюфур из IPHR.

За два года после прихода к власти президента Шавката Мирзиёева правительством предпринят ряд важных позитивных шагов по улучшению ситуации с правами человека в стране и обеспечению соблюдения международных обязательств Узбекистана в этой области. Это включает освобождение лиц, осужденных по политическим мотивам, судебные реформы и президентские указы, направленные, среди прочего, на улучшение обстановки для гражданского общества и на ослабление ограничений в части свободы выражения мнений.

Однако в последний месяц наблюдается усиление слежки со стороны органов госбезопасности и внутренних дел за правозащитниками, в том числе недавно освобожденными из мест заключения, где они отбывали длительные сроки. Имеют место также запугивания в отношении тех, кто не скрывает своего намерения продолжать правозащитную деятельность, включая правозащитника Акзама Тургунова и журналиста Дилмурода Саидова (Сайида).

Оба были освобождены в течение последнего года после долгих тюремных сроков. Оба активно занимаются мониторингом прав человека и планируют зарегистрировать неправительственную организацию «Восстановление справедливости».

По словам Тургунова, первый раз он заметил слежку 15 октября 2018 г., и с тех пор она продолжается, несмотря на обещания официальных лиц прекратить ее. 20 октября, когда представители IPHR находились в Ташкенте, они стали свидетелями того, как люди в штатском вели наблюдение за домом Тургунова. Правозащитник рассказал IPHR, что 18 октября два представителя местного махаллинского комитета сообщили ему о том, что милиция интересовалась его деятельностью. Он также утверждает, что впоследствии видел под окном двух неизвестных, которые прислушивались к разговорам в доме, а во время его поездок по городу на общественном транспорте за ним следовало несколько машин.

Тургунов говорит, что стал ощущать нарастание давления после поездки в Париж на Всемирный саммит правозащитников 28 октября. В ташкентском аэропорту перед вылетом его задержали на два часа и еще на час – по прибытии. Его также вызывали в местную прокуратуру в связи с административным нарушением, которое он предположительно соврешил 30 августа, когда фотографировал пикет родственников заключенных у Верховного суда.

В июне – июле в соцсетях появились провокационные посты, в которых голословно утверждалось, что Тургунов и Саидов получили большие зарубежные гранты на критику правительства Узбекистана. В октябре – ноябре в Facebook – вновь голословно – сообщалось об участии Тургунова в криминальных и радикальных группировках. Такого рода подстрекательские и безосновательные нападки вызывают серьезную обеспокоенность, поскольку чреваты последствиями для безопасности и благополучия самого Тургунова и его семьи и направлены на дискредитацию работы бескомпромиссных гражданских активистов, каковыми являются Акзам Тургунов и Дилмурод Саидов.

«Об искренности реформ в Узбекистане нужно судить не по тому, как они выглядят на бумаге, а по тому, как они сказываются на положении конкретных людей, в том числе бывших политзаключенных, - говорит Стив Свердлов, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии. – Правительство должно послать всему обществу, включая и правоохранительные структуры, недвусмысленный сигнал о том, что правозащитникам отводится в ‘новом’ Узбекистане важная роль и государство будет защищать их от преследований».

По словам Саидова, некий «посредник» якобы близкий к правозащитникам, намекал ему на нежелательность новых постов в соцсетях о пытках и других нарушениях прав человека в Узбекистане, предупреждая, что продолжение правозащитной деятельности может закончиться для Саидова принудительным психиатрическим лечением. Саидов также утверждает, что он сам и правозащитницы Татьяна Довлатова и Малохат Эшонкулова находятся под плотным наблюдением правоохранительных органов.

В начале ноября Эшонкулова сдала паспорт для оформления регистрации по месту жительства в Самарканде. Как впоследствии она рассказывала правозащитным организациям, после подачи ею заявления, власти не предоставили ей какой-либо официальной бумаги, временно удостоверяющей ее личность, что является стандартной процедурой, в результате чего она подвергается повышенному риску задержания в случае проверки документов. При этом проверки документов в Самарканде в последнее время проводятся все чаще в связи с открывающимся там 21 ноября Азиатским форумом по правам человека.

Власти Узбекистана должны незамедлительно прекратить слежку и притеснения в отношении правозащитников и обеспечить уважение основополагающих свобод выражения мнений, ассоциации и собраний, заявили «Международная амнистия», Civil Rights Defenders, Международное партнерство за права человека (IPHR), Хьюман Райтс Вотч и Норвежский Хельсинкский комитет. Необходимо также обеспечить всем правозащитникам Узбекистана возможность принять участие в самаркандском форуме.

«Последние годы стали серьезным вызовом не только для гражданского общества Узбекистана как внутри страны, так и за рубежом, но, пожалуй, и для многих чиновников, - говорит Ивар Дейл из Норвежского Хельсинкского комитета. – Сегодня страна живет на переломе, и права человека должны восприниматься в Узбекистане всерьез, причем не только на словах, но и на деле».