В результате применения зажигательных боеприпасов в Восточной Гуте в марте 2018 г. было убито и ранено свыше 260 гражданских лиц.

© 2018 Syria Civil Defense
(Женева) – На предстоящей встрече в Женеве государства – участники Конвенции о негуманном оружии на фоне доказательств 30 новых случаев применения в Сирии зажигательного оружия должны принять решение об усилении его международно-правовой регламентации, говорится в публикуемом сегодня докладе Хьюман Райтс Вотч.

13-страничный доклад «Зажигательное оружие: мифы и реальность» опровергает распространенные ошибочные представления, которые тормозят международные переговоры в этой области. Действие зажигательных боеприпасов основано на химических реакциях горения при высоких температурах. Часть таких боеприпасов предназначена для подачи сигналов или постановки дымовых завес, другие – для непосредственного поражения огнем живой силы, техники и объектов противника. При этом в любом случае они вызывают крайне болезненные глубокие ожоги, поражение дыхательных путей и стрессовые состояния, а также пожары, которые уничтожают, в том числе, гражданские объекты и инфраструктуру.

Участники женевской встречи КНО должны:

• Пересмотреть существующие международные нормы о зажигательном оружии в 2019 г.
• Принять меры по ликвидации пробелов в этих нормах
• Осудить применение зажигательного оружия в населенных районах
«Невыносимая боль и пожизненная инвалидность, которыми оборачивается для мирных людей применение зажигательного оружия, требуют реагирования всего мирового сообщества, - говорит Бонни Дочерти, старший исследователь Хьюман Райтс Вотч по вопросам оружия и ведущий автор доклада. – Несложная корректировка международного права способна помочь спасти жизнь многим гражданским лицам во время военного конфликта».

В докладе описываются крайне тяжелые последствия применения зажигательного оружия для гражданского населения, разъясняются пробелы в существующих международно-правовых нормах и приводятся меры, которые необходимо принять для исправления ситуации. Доклад был подготовлен как понятный даже непрофессионалам обзор проблемы и выпущен Хьюман Райтс Вотч совместно с Международной клиникой прав человека Гарвардской школы права.

Вопросы зажигательного оружия будут обсуждаться государствами – участниками Конвенции о негуманном оружии (Конвенции о запрещении или ограничении применения конкретных видов обычного оружия, которые могут считаться наносящими чрезмерные повреждения или имеющими неизбирательное действие, КНО) в Женеве 19 – 23 ноября 2018 г. Протокол III к КНО, который в определенной степени ограничивает использование зажигательного оружия, не содержит достаточных гарантий защиты для гражданского населения.

Хьюман Райтс Вотч установлено, что в 2018 г. сирийские правительственные/российские силы по меньшей мере 30 раз применяли зажигательное оружие в шести провинциях Сирии. В большинстве случаев использовались реактивные снаряды, однако имело место также применение авиационных зажигательных боеприпасов. Например, в результате применения авиационных зажигательных боеприпасов в Восточной Гуте 16 марта погиб как минимум 61 человек, более 200 получили ранения.

С ноября 2012 г. до конца 2017 г. Хьюман Райтс Вотч задокументировала еще 90 эпизодов применения зажигательного оружия в Сирии, при этом в реальности, скорее всего, их было больше. Сирия не является участником Протокола III, Россия – является.

Прибывающие в Женеву делегации должны оценить узкие места Протокола III и обозначить политику и практику своих государств в этой области. Необходимо также создать формат для более предметного пересмотра Протокола в 2019 г. в интересах усиления его норм о защите гражданского населения.

В последние годы отмечается нарастание поддержки государствами шагов по ужесточению международно-правового режима использования зажигательного оружия, хотя немногочисленная группа стран выступает против ревизии Протокола III, считая его вполне достаточным.

У Протокола III имеется два крупных изъяна, которые снижают его эффективность. Во-первых, из сферы его действия по определению исключаются многоцелевые боеприпасы с зажигательным эффектом, в частности снаряженные белым фосфором. Они изначально предназначены для освещения или постановки дымов, однако причиняемые ими травмы могут быть столь же тяжелыми, как и в случае применения других зажигательных боеприпасов. Например, белый фосфор может сохраняться внутри перевязанной раны и спустя длительное время вновь воспламеняться при контакте с кислородом воздуха. В 2017 г. коалиция во главе с США применяла белый фосфор в боях за Ракку и Мосул в Ираке. США являются участником Протокола III.

Во-вторых, Протокол III запрещает применение в населенных районах авиационных зажигательных боеприпасов, но при определенных условиях допускает применение наземных систем. Поскольку травматическое воздействие всех категорий зажигательных боеприпасов одинаково, нужно устранить эту дифференциацию. С гуманитарной точки зрения, оптимальным представляется полное запрещение зажигательного оружия.

«Ужесточение международно-правовой регламентации такого оружия должно стать приоритетом разоруженческой повестки, - говорит Бонни Дочерти, которая по совместительству также является заместителем директора Клиники прав человека по вопросам вооруженных конфликтов и защиты гражданского населения. – Это будет служить сдерживающим фактором для государств-участников, а нарастающая стигматизация зажигательного оружия будет влиять на действия остальных государств и негосударственных вооруженных формирований».

Бонни Дочерти представит доклад на полях встречи государств-участников КНО 20 ноября в 13:15 в конференц-зале XXII во Дворце наций в Женеве.