Журналисты и правозащитники у здания суда после закрытия процесса по делу Оюба Титиева 

©Частное фото, 2018

Сегодня зал заседаний Шалинского районного суда, где главу грозненского представительства Правозащитного Центр «Мемориал» Оюба Титиева судят  по сфабрикованному обвинению в хранении наркотиков, был забит до отказа. На каждое заседание приходят друзья и родные Оюба, к которым присоединяются журналисты и коллеги-правозащитники из Москвы и других городов. Наблюдать за процессом приезжают в Чечню и дипломаты из европейских посольств.

Однако вскоре после начала заседания прокурор внес ходатайство о переводе слушаний в закрытый режим, мотивировав это необходимостью защиты информации о вызванных на допрос оперативниках. Гособвинитель посчитал, что обнародование их имен, званий и внешности в открытом судебном заседании может создать угрозу для их дальнейшей работы безопасности. Такая мотивировка выглядит странно - за последние два месяца десятки сотрудников полиции уже давали показания в суде, и, насколько нам известно, никаких опасений или проблем это не вызывало.

Тем не менее судья сочла должным удовлетворить ходатайство прокурора.

А несколько недель назад глава Чечни Рамзан Кадыров пообещал, что после завершения суда над Оюбом Титиевым никаких правозащитников и независимых журналистов на «его территории» не будет:

«Пусть ходят [пока идет суд над Титиевым], пусть приезжают в Шали, в Грозный. Но после того как суд закончится - нет. … Официально говорю правозащитникам: когда примет суд решение, то для них Чечня - это запретная территория как для террористов, экстремистов и тому подобное, потому что они сами являются провокаторами…»

Тогда Хьюман Райтс Вотч и еще две международные правозащитные организации обратились к президенту Владимиру Путину с открытым письмом, в котором напомнили, что Чечня является субъектом Российской Федерации, и указали на то, что глава этого субъекта допускает высказывания, в которых усматривается намерение совершить незаконные действия, в частности, закрытие республики для правозащитников и журналистов противоречит как российскому законодательству, так и международным нормам. Возможно, г-н Кадыров считает, что международное право ровно как и российское ему не указ?

Письмо правозащитников вызывало широкий резонанс в СМИ, и на него оперативно отреагировал министр по национальной политике, внешним связям, печати и информации ЧР, заявив, что Рамзана Кадырова неправильно поняли и что всегда правозащитников ждут в Чечне и готовы ответить на все их вопросы. Сегодняшнее решение о переводе суда над ОюбомТитиевым в закрытый режим – пусть даже временно – не слишком соответствует словам республиканского министра и ущемляет право Оюба на справедливое и публичное судебное разбирательство.

Международное право допускает возможность закрытого суда в определенных обстоятельствах, но в данном случае таких обстоятельств как-то не просматривается.

Завтра мы снова содеремся у суда, чтобы поддержать Оюба. Пусть нам придется стоять на улице, но власти должны понять, что закрытые двери не заставят нас отступить и перестать требовать справедливости в деле Оюба