Исследователь Хьюман Райтс Вотч Тара Сепери Фар перед Петербургским стадионом незадолго до матча Иран-Марокко Чемпионата мира по футболу 2018 в России.

© 2018 Частное фото

(Санкт-Петербург) Ни потерянный по дороге в Россию багаж, ни долгие ожидания в аэропортах не могли омрачить мою радость от предстоящего первого в моей жизни Кубка мира.

Как только я разместила свою фотографию с выданным ФИФА паспортом болельщика в соцсетях, сразу посыпались комментарии от оставшихся в Иране друзей. Мои иранские подруги, заядлые болельщицы, на протяжении многих лет пытающиеся попасть на стадионы в Иране, писали: «Потрясающе! Как бы я хотела тоже там быть... Вспоминай там обо мне!» И как я могу не вспоминать и не думать о них, если сама многие годы мечтала пойти на футбол – вещь, по сей день запрещенная женщинам в Иране.

Я, 31-летняя иранка, в восторге от первой в жизни возможности увидеть на стадионе игру моей национальной сборной – «Тим Мелли»!

Когда Иран со счетом 1:0 победил Марокко, мужчины и женщины вместе ликовали и радовались на стадионе. В Иране такое невозможно.

Помню, как первый раз умоляла отца, чтобы он незаметно провел меня на футбольный матч. Это был 2002 год, тогда на поле тегеранского стадиона «Азади» в отборочном матче Чемпионата мира сошлись давние соперники – Иран и Ирак. Не было никаких сомнений, что стадион будет забит до отказа. Папа и все наши родственники-мужчины собирались на матч, и я была готова на что угодно, лишь бы пойти с ними.

Мы подвозили отца на стадион, и я даже захватила с собой шапку и свитер, надеясь умолить его и разрешить мне переодетой пробраться на стадион и поболеть за «Тим Мелли». Но, увы, мой, благоразумный, осторожный папа слишком боялся рисковать. И вместо стадиона, я, как и все девочки и женщины, смотрела эту игру, и множество других футбольных матчей, только по телевизору - до сегодняшнего дня в Санкт-Петербурге.

Последние 16 лет иранские женщины борются с этой дискриминацией – агитируют, лоббируют законодателей, и даже переодеваются в мужчин, чтобы все же попасть на стадион.

С первых дней моего пребывания в Санкт-Петербурге повсюду слышу иранцев – мужчин и женщин – по всему городу радостно скандирующих в поддержку «Тим Мелли». Я познакомилась с десятками женщин, приехавших со своими семьями и друзьями из Ирана и других стран, ради того, чтобы воспользоваться правом, которого они лишены на родине.

Из всех стран, чьи сборные выступают на чемпионате мира в России, Иран – единственная страна, где женщинам запрещено смотреть некоторые мужские спортивные игры, в частности футбол и волейбол, на стадионах. Последние 40 лет иранские власти выдвигают множество бессмысленных доводов в пользу этого запрета – от религиозных обоснований и до проблем обеспечения безопасности и сложностей с местами общего пользования для разных полов.

В марте полиция задержала на несколько часов около 35 женщин, собравшихся у стадиона «Азади», чтобы посмотреть игру популярных тегеранских команд «Эстеглал» и «Персеполис». И в то самое время, когда у стадиона производились аресты иранок за их желание воспользоваться теми же правами, что и 100 000 присутствующих на матче мужчин, на самом стадионе смотрел футбол президент ФИФА Джанни Инфантино. Не очень впечатляющее начало новой политики ФИФА в области прав человека.

После критики со стороны правозащитников и группы иранских женщин, выступающих за снятие запрета, Инфантино заявил, что, по словам Рухани, президента Ирана, есть планы «в ближайшее время» разрешить женщинам посещать футбольные матчи в стране. Однако, прошло уже более трех месяцев, а Иран так ничего и не сделал для того, чтобы женщины могли смотреть игру на стадионе.

Несмотря на непреклонность иранских политиков-сторонников жесткой линии в вопросе сохранения запрета на присутствие женщин на стадионах во время мужских спортивных матчей, иранская общественность не разделяет их позицию. Отмену запрета поддерживают не только активисты, не только широкие круги иранского общества и ряд известных спортсменов (в том числе капитан сборной Ирана Масуд Шоджаи), но и несколько членов иранского парламента - да и сам президент Рухани - говорят о том, что женщинам пора вернуться на стадионы.

Но в то время, когда я в Санкт-Петербурге собиралась болеть за свою команду, иранские активисты сообщили в Твиттере, что власти отменили заявленные ранее планы пустить, наконец, женщин на стадион «Азади» на трансляцию матча Иран–Марокко, снова лишив надежды сотни иранок, которые мечтали поболеть за национальную команду вместе со своими семьями.

ФИФА, взявшая на себя обязательства придерживаться политики недискриминации в качестве основополагающего принципа спортивных состязаний, проходящих под ее эгидой, должна использовать все рычаги воздействия и подтолкнуть Иран в правильном направлении. Иранские женщины имеют право испытать радость, скандируя на стадионе слоган своей команды «Тим Мелли»: «80 миллионов человек, одна нация, один удар сердца»!