Пользователь Фейсбука в Узбекистане для получения информации о проходящем в Ташкенте судебном процессе использует мобильный интернет. По мере того, как Узбекистан открывается после длительного периода изоляции и пользование интернетом растет, СМИ страны переживают период роста и конкуренции. 

© 2018 г. Хьюман Райтс Вотч

(Ташкент) – Несмотря на некоторое улучшение условий для открытых дискуссий и критической журналистики, политически мотивированные уголовные дела и цензура способствуют сохранению самоцензуры и давящей атмосферы в среде информационных ресурсов, журналистов и других критиков власти в Узбекистане, отмечает Хьюман Райтс Вотч в публикуемых сегодня докладе и видеосюжете. Такая ситуация подрывает курс на реформы, обозначенный президентом Шавкатом Мирзиёевым.

37-страничный доклад «‘Их не видно, но они всегда здесь’. Цензура и свобода СМИ в Узбекистане» LINK RUS посвящен анализу положения журналистов и СМИ и состоянию свободы слова с момента прихода Мирзиёева к власти в сентябре 2016 г. Хьюман Райтс Вотч отмечает, что определенные послабления в этой области пока не привели к исчезновению цензуры, а журналисты, писатели и граждане, выражающие критическую точку зрения, избирательно подвергаются судебному преследованию, в том числе в уголовном порядке.

«На реальные и необратимые реформы в Узбекистане можно всерьез рассчитывать только в том случае, если правительство в полной мере встанет на защиту и продвижение свободы слова для всех граждан и продемонстрирует, что критика безопасна, - говорит Стив Свердлов, исследователь Хьюман Райтс Вотч по Центральной Азии. – Для этого нужно покончить с цензурой и драконовской практикой уголовного преследования журналистов и поддержать развитие подлинно независимых СМИ».

Media Freedom in Uzbekistan: Still a Long Way to Go

Politically motivated prosecutions and censorship keep Uzbekistan’s media outlets, journalists, and other government critics self-censoring and under pressure, despite an improved landscape for open debate and critical reporting. 

Чтобы раз и навсегда покончить с мрачным наследием Ислама Каримова, Узбекистан должен немедленно прекратить цензуру СМИ, закрыть уголовные дела против журналистов и обеспечить эффективный доступ к информации, в том числе онлайн.

В ноябре 2017 г. Хьюман Райтс Вотч проинтервьюировала журналистов, редакторов и владельцев СМИ, в общей сложности – 22 представителя 17 национальных и международных информационных ресурсов (как имеющих официальную регистрацию, так и не зарегистрированных в стране). Многие собеседники отмечали некоторое улучшение ситуации со свободой прессы и рассказывали о подъеме и формировании конкурентной среды в медийной сфере на фоне появления новых информационных ресурсов на узбекском и русском языках. Некоторые журналисты как зарегистрированных, так и не зарегистрированных информресурсов говорили, что могут свободнее писать на политически чувствительные темы, такие как коррупция и принудительный труд в хлопководстве, что при Каримове было бы чревато для них немедленным арестом. Однако все неизменно указывали на сохранение фактора страха стать объектом репрессий со стороны служб госбезопасности, как на серьезный аспект журналистской работы.

По указанию Шавката Мирзиёева были освобождены по меньшей мере 27 политзаключенных, девять из которых – журналисты, и ослаблены некоторые ограничения на свободное выражение мнений. 22 февраля на свободу, после 19 лет заключения, вышел журналист Юсуф Рузимурадов, один из самых долго сидевших журналистов в мире. Президент также обозначил свое намерение навести порядок в органах госбезопасности, отправив в отставку Рустама Иноятова, руководившего почти 23 года госбезопасностью, и поддержал арест ряда ассоциируемых с нарушениями высокопоставленных должностных лиц. Все эти шаги дают повод надеяться на то, что руководство Узбекистана намерено решительно порвать с репрессивным каримовским наследием и на деле улучшить ситуацию с правами человека в стране.

Однако по-прежнему широко распространённая практика запугивания журналистов органами госбезопасности и внутренних дел приводит к самоцензуре. За редким исключением, наши собеседники говорили нам, что все еще опасаются последствий, если вдруг выйдут за границы дозволенного, которые, к тому же, на сегодняшний день четко не обозначены. Несколько человек рассказывали Хьюман Райтс Вотч о «кураторах из органов», приставленных к каждому СМИ для отслеживания публикуемого контента и обеспечения соблюдения определенных параметров редакционной политики: «Их может быть не видно и не слышно, но ты-то знаешь, что они всегда здесь».

Продолжается также практика уголовного преследования журналистов и критиков власти по широким и расплывчатым обвинениям в «экстремизме». По таким политически мотивированным делам арестованы по меньшей мере два человека: журналист Бобомурод Абдуллаев и блоггер Хаёт Насреддинов. Абдуллаев, которого арестовали в сентябре прошлого года, рассказывал своим родственникам, адвокату, и на судебном процессе 26 марта, что его три дня держали без одежды в неотапливаемой камере, избивали и в течение шести дней заставляли стоять, не давая спать.

Имел место случай привлечения гражданина к суду за «оскорбление» премьер-министра в Facebook. В ноябре административный арест был назначен двум активисткам за организацию июньской мирной акции граждан, требовавших расследования убийства студента медицинского колледжа. Разблокирован доступ к некоторым сайтам, однако в отношении ряда критических ресурсов, таких как Радио Озодлик и ИА «Фергана», блокировка сохраняется.

Правительство должно снять все необоснованные ограничения на свободное выражение, получение и распространение критических взглядов, в том числе онлайн. Необходимо покончить с массовой блокировкой сайтов, притеснением, запугиванием и политически мотивированным уголовным преследованием журналистов, в том числе по надуманным делам об «экстремизме», а также безотлагательно обеспечить соблюдение безоговорочного запрета пыток и недозволенного обращения с задержанными. Местным и международным СМИ, в том числе тем, которые ранее были вынуждены прекратить свою работу в Узбекистане, нужно дать возможность получить лицензию, а иностранным журналистам – аккредитацию.

Международные партнеры Ташкента, включая США и Евросоюз, должны прямо обусловить развитие сотрудничества с конкретными улучшениями в правах человека, начиная с освобождения журналистов и предполагаемых критиков власти, снятия неоправданных ограничений на СМИ и прекращения цензуры.

«Давление со стороны органов госбезопасности и аресты журналистов по экстремистским делам негативно сказываются на свободе выражения мнений в Узбекистане, - говорит Стив Свердлов. – Президент Мирзиёев должен продемонстрировать, что его реформы строятся не просто на терпимом отношении к мирной критике власти – будь то со стороны журналистов, правозащитников или верующих, - но и на реальном продвижении общественной значимости такой критики».