Скриншот видео из зала суда 10 августа 2017 г. Слева направо: Кирилл Барабаш, Александр Соколов, Валерий Парфенов. 

© 2017 RFE/RL
На этой неделе суд Тверской районный суд в Москве признал четырех активистов Инициативной группы за проведение референдума «За ответственную власть» виновными в продолжении деятельности запрещенной экстремистской организации, назначив троим от трех с половиной до четырех лет колонии, а одному – условный срок.
 
Среди осужденных, причем не условно, хотя он не входил в число лидеров организации, оказался журналист крупного российского медиахолдинга РБК Александр Соколов, который специализируется на антикоррупционных расследованиях. Последний его материал, вышедший за несколько недель до ареста, был посвящен крупным потерям бюджета на строительстве космодрома Восточный. Редакция РБК и "Репортеры без границ" связывают уголовное преследование Соколова с его журналистской деятельностью и последовательно призывают власти освободить его.
 
Соколова, главного идеолога ИГПР «ЗОВ» Юрия Мухина и Валерия Парфенова арестовали в июле 2015 г., Кирилла Барабаша – в декабре. Мухин большую часть времени находился под домашним арестом, а остальные содержались в СИЗО на протяжении следствия и судебного разбирательства. Все четверо намерены обжаловать приговор.
 
ИГПР «ЗОВ» выступала с инициативой о проведении общероссийского референдума с предложением включить в Конституцию норму об ответственности президента и парламента перед гражданами за снижение уровня жизни – вплоть до смертной казни. По версии обвинения, ИГПР «ЗОВ» фактически под «благовидным предлогом» референдума продолжала деятельность запрещенной в 2010 г. экстремистской организации «Армия воли народа» и распространяла «экстремистские материалы» с ее идеями. Листовка АВН «Ты избрал – тебе судить» включена в федеральный список экстремистских материалов, который содержит свыше 4 тысяч позиций.
 
Является ли законодательное предложение инициативной группы провокационным и противоправным? Определенно – да. Но экстремистское преступление, заслуживающие нескольких лет заключения? Столь же определенно – нет. Инициаторы референдума были политическими маргиналами, не имевшими сколько-нибудь массовой поддержки. Как заявил Хьюман Райтс Вотч руководитель российского информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский, при всей неприемлемости продвигаемой группой идею, «ни во внутреннем законодательстве, ни в международном праве ничто не запрещает … выступать за внесение поправок в конституцию, даже радикального, антидемократического толка». Эксперт также отметил, что, несмотря на выраженную «националистическую и сталинистскую идеологию» и «пропаганду ксенофобии», участники группы, насколько известно, не осуществляли никаких насильственных действий. В «Сове» считают приговор необоснованным, российский правозащитный центр «Мемориал» признал всех четверых политзаключенными.
 
Российские власти все чаще ставят знак равенства между экстремизмом и критикой власти и задействуют избыточно широкое и размытое антиэкстремистское законодательство как инструмент борьбы с оппозицией и подавления свободы слова. Государство и судебная система обязаны действовать в соответствии с международным правом и не забывать, что информация и идеи, которые могут кого-то оскорбить, шокировать или задеть, защищены гарантиями свободы слова. Ответом на такие идеи должна быть публичная полемика, а не уголовное преследование.