(Женева) – Использование кассетных боеприпасов в Сирии и Йемене приводит к неприемлемым последствиям для гражданского населения и требует решительного реагирования, заявила сегодня Хьюман Райтс Вотч в связи с публикацией ежегодного доклада Cluster Munition Monitor 2016.

С июля 2012 г. по июль 2016 г. сирийские правительственные силы более 360 раз наносили удары с использованием по меньшей мере 13 видов кассетных боеприпасов (преимущественно советского производства), причем, скорее всего, это далеко не полная статистика. Случаи применения кассетных боеприпасов участились после того, как Россия начала совместную операцию с силами сирийского правительства 30 сентября 2015 года.

Неразорвавшийся усовершенствованный обычный суббоеприпас двойного назначения М77, найденный в селении Дугейдж на севере Йемена после кассетного удара в июне или июле 2015 г. 

© 2015 Уле Солванг/Human Rights Watch

«Самый надежный способ оградить гражданское население в Сирии и Йемене от опасностей, которые несут кассетные боеприпасы, - это добиваться недопустимого репутационного ущерба для использующих их сил и требовать от государств прекращения таких нападений, - говорит Мэри Уорхэм, эдвокаси-директор Хьюман Райтс Вотч по вопросам оружия и редактор доклада. – Жертвы этого оружия, печально известного своей неизбирательностью, заслуживают помощи и большего реагирования, чем просто отрицания, опровержения и туманные отговорки».

Cluster Munition Monitor 2016 – это ежегодный доклад глобальной неправительственной Коалиции по кассетным боеприпасам. Хьюман Райтс Вотч стояла у истоков ее создания и является ее председателем. Деятельность коалиции направлена на то, чтобы обеспечить присоединение всех государств к Конвенции по кассетным боеприпасам 2008 г. и соблюдение этого международного договора, предусматривающего обезвреживание взрывоопасных остатков и помощь пострадавшим. В настоящее время участниками Конвенции являются 100 государств, еще 19 подписали ее.

Кассетные боеприпасы по способу доставки подразделяются на артиллерийские (ствольные и реактивные системы) и авиационные. Обычно в воздухе происходит выброс множества суббоеприпасов на значительную площадь. Большой процент суббоеприпасов не срабатывает при контакте, превращаясь во взрывоопасные пережитки войны, которые, подобно противопехотным минам, еще долгие годы будут представлять смертельную опасность, пока не будут собраны и обезврежены.

"Грязная дюжина": образцы суббоеприпасов, использование которых в последние годы сопровождалось гражданским ущербом

Графика © 2016 Human Rights Watch.
Фотографии слева направо: © 2015 Human Rights Watch. © 2015 Shaam News Network. © 2016 VICE News. © 2016 Amnesty International. © 2012 Частное фото. © 2016 Частное фото. © 2016 Human Rights Watch. © 2014 Частное фото. © 2015 Human Rights Watch. © 2015 Бараа Абид ар-Рахман. © 2015 Amnesty International. © 2011 Human Rights Watch

Относительно использования кассетных боеприпасов США и их партнерами по коалиции против «Исламского государства» (ИГ) в Сирии и Ираке с августа 2014 г. никаких данных не поступало. В июле официальный представитель ВВС США заявил The Washington Post: «Мы не задействуем кассетные боеприпасы в операции ‘Непоколебимая решимость’. Это относится к авиации как США, так и коалиции в целом».

Мужчина держит фрагмент ленты от суббоеприпаса М77. Реактивными снарядами М26 с этими суббоеприпасами было обстреляно селение Малус в Йемене 7 июня 2015 г. 

© 2015 Уле Солванг/Human Rights Watch

В Йемене Коалиция по кассетным боеприпасам зафиксировала  по меньшей мере 19 случаев применения семи видов таких боеприпасов за период с августа 2015 г. по февраль 2016 г. со стороны возглавляемой Саудовской Аравией коалиции государств, проводящих операции против сил хуситов, известных также как «Ансар Аллах», контролирующих столицу и некоторые другие части страны.

Азербайджан и Армения обвиняют друг друга в применении кассетных боеприпасов по гражданскому населению в ходе краткосрочного конфликта в Нагорном Карабахе в апреле 2016 г. Обе стороны такие обвинения отвергают.

США до сих пор не подписали Конвенцию, однако в мае администрация Барака Обамы приостановила передачу кассетных боеприпасов Саудовской Аравии после сообщений об их применении по населенным районам в Йемене. Бразилия, также не подписавшая Конвенцию, оставила без комментариев свидетельства того что в Йемене саудовская коалиция использовала кассетные реактивные снаряды ASTROS бразильского производства. Великобритания ставит под сомнение заслуживающие доверия сообщения об использовании саудовской коалицией в Йемене британских кассетных боеприпасов BL-755. Они передавались Саудовской Аравии Великобританией до принятия последней Конвенции в 2008 г.

С момента вступления Конвенции в силу 1 августа 2010 г. не поступало подтвержденных сообщений или заявлений о новых случаях использования, производства, передачи или приобретения кассетных боеприпасов кем-либо из государств-участников. Подписавшая Конвенцию Кения отрицает обвинение в использовании кассетных боеприпасов в Сомали в январе 2016 г.

За последний год уничтожение запасов в соответствии с Конвенцией завершили Франция, Германия и Италия. В 2015 г. девять стран уничтожили в общей сложности 79 тыс. кассетных боеприпасов и 8,7 млн. суббоеприпасов.

По данным Cluster Munition Monitor 2016, к началу 2016 г. государства-участники уничтожили почти 1,4 млн. кассетных боеприпасов, содержавших 172 млн. суббоеприпасов, или 93% всех боеприпасов и 97% всех суббоеприпасов, заявленных государствами-участниками в соответствии с Конвенцией.

Заметный прогресс в уничтожении запасов демонстрируют Хорватия, Словакия и Швейцария, в то время как Ботсвана, Болгария, Гвинея-Бисау, Перу, ЮАР и Испания заявляют, что планируют уничтожение, но пока не приступили к нему.

Каждая единица уничтоженных запасов – это чья-то спасенная жизнь или неискалеченная судьба. Необходимо продолжать пристальный мониторинг и обеспечивать дальнейший прогресс, чтобы не запятнать до сих пор остающееся безупречным соблюдение Конвенции.

Мэри Уорхэм

эдвокаси-директор Хьюман Райтс Вотч по вопросам оружия

«Каждая единица уничтоженных запасов – это чья-то спасенная жизнь или неискалеченная судьба, - говорит Мэри Уорхэм. – Необходимо продолжать пристальный мониторинг и обеспечивать дальнейший прогресс, чтобы не запятнать до сих пор остающееся безупречным соблюдение Конвенции».

В 2015 г. Коалиция по кассетным боеприпасам зафиксировала по меньшей мере 417 случаев потерь, вызванных использованием кассетных боеприпасов, в том числе 248 – в Сирии и 104 – в Йемене. Подавляющая часть потерь в обеих странах связана с непосредственным применением кассетных боеприпасов. В будущем ожидаются значительные потери от взрывоопасных остатков, в первую очередь – неразорвавшихся суббоеприпасов, которые местные спасатели и саперы в Сирии и Йемене пытаются как можно скорее собирать и уничтожать.

Использование кассетных боеприпасов в Сирии и Йемене и сопутствующие жертвы среди гражданского населения незамедлительно вызывают общественный резонанс и широко освещаются мировыми СМИ. На первой конференции по рассмотрению действия Конвенции по кассетным боеприпасам в сентябре 2015 г. государства-участники приняли Дубровникскую декларацию, в которой осудили «любое использование кассетных боеприпасов любыми акторами».

В ноябре 2015 г. частная компания Singapore Technologies Engineering (STE) заявила о прекращении производства кассетных боеприпасов. Сингапур пока не присоединился к Конвенции, однако уже соблюдает мораторий на экспорт кассетных боеприпасов. В докладе он будет по-прежнему отражаться как одна из 16 стран-производителей – до тех пор, пока правительство не возьмет на себя официальное обязательство не приобретать новых кассетных боеприпасов.

В 2015 г. на Генеральной Ассамблее ООН 139-ю голосами против двух впервые путем голосования была принята резолюция в поддержку Конвенции. Все 40 воздержавшихся государств не являются участниками Конвенции, за исключением Кипра и Уганды, которые ее подписали, но не ратифицировали.

Последними по времени присоединившимися к Конвенции государствами стали Куба и Маврикий.

«Государства, которые еще не запретили кассетные боеприпасы, должны пересмотреть свою позицию и встать на сторону жертв этого оружия, взяв на себя обязательство присоединиться к Конвенции, - говорит Мэри Уорхэм. – Вопрос должен стоять не зачем, а почему не присоединиться к единственному международному договору, прямо направленному на ликвидацию последствий применения этого оружия».