Уважаемый господин Министр!

Обращаюсь к Вам от лица Хьюман Райтс Вотч в связи с продолжающимися случаями применения кассетного оружия в Сирии и ролью России в таких случаях. В частности, имею честь просить Российскую Федерацию публично признать использование ее силами кассетного оружия в Сирии и воздерживаться в дальнейшем от использования этого неизбирательного оружия. Мы также призываем Россию предложить сделать аналогичные шаги сирийскому правительству.

Хьюман Райтс Вотч задокументировано широкое использование в Сирии авиационных и артиллерийских кассетных боеприпасов с 2012 г., в особенности после начала Российской Федерацией 30 сентября 2015 г. совместных операций с сирийскими правительственными силами. Имеются убедительные свидетельства того, что российская авиация используется для применения кассетных боеприпасов и/или принимает участие в операциях с сирийскими ВВС, которые сопровождаются применением авиационных кассетных боеприпасов.

За последние 10 месяцев нами зафиксировано нарастающее применение кассетных боеприпасов по контролируемым оппозицией территориям в провинциях Алеппо, Дамаск, Идлиб, Хомс и Хама. За период с начала действий российских ВКС в Сирии 30 сентября 2015 г. по 27 июля 2016 г. Хьюман Райтс Вотч задокументировала 76 таких случаев. Можно предполагать, что в действительности таких случаев было намного больше.

В каждом случае мы делали вывод о том, что применение кассетных боеприпасов имело место, только после того, как получали визуальное подтверждение относительно вида применявшихся боеприпасов.

Зафиксированные случаи применения кассетных боеприпасов сопровождались гибелью и ранениями большого числа гражданских лиц, а неразорвавшиеся суббоеприпасы будут еще много лет оставаться источником смертельной опасности. Фотографии и видеозаписи и сообщения от волонтерских групп по разминированию в Сирии свидетельствуют о сотнях неразорвавшихся суббоеприпасов, в частности АО-2,5РТ/РТМ и ШОАБ-0,5, которыми снаряжаются авиабомбы серии РБК. Нами задокументированы многочисленные случаи гибели и ранения гражданских лиц, включая детей, связанные с контактами с неразорвавшимися суббоеприпасами.

Россия отрицает использование кассетных боеприпасов в совместных операциях с сирийскими правительственными силами. Последнее по времени заявление такого рода имело место со стороны Министерства обороны в связи с информацией «Международной амнистии». Мы пока не видели, но хотели бы получить официальный комментарий или ответ Российской Федерации на шесть наших материалов с детальным описанием случаев использования кассетных боеприпасов в Сирии, опубликованных начиная с 10 октября 2015 г. (см. Приложение).

Наши исследования указывают на то, что в авианалетах с применением кассетных бомб серии РБК в Сирии участвовали истребители-бомбардировщики СУ-34. Местные жители также наблюдали и фиксировали на фото и видео штурмовики СУ-25, пролетавшие в момент кассетных ударов поблизости от района поражения. Эти самолеты используются в Сирии только российскими ВКС. Видеоматериалы и фотографии с российской авиабазы Хмеймим юго-восточнее Латакии содержат кадры загрузки этих самолетов кассетными боеприпасами.

Как мы понимаем, Министерство обороны России в заявлении на своем сайте признало ответственность за удар 16 июня 2016 г. по поддерживаемым коалицией во главе с США силам вооруженной оппозиции в районе пограничного перехода Ат-Танф на границе с Ираком.  Фотографии, обнародованные оппозиционными силами, по которым был нанесен удар, однозначно указывают на наличие фрагментов авиабомбы РБК-500, включая неразорвавшиеся суббоеприпасы АО-2,5РТ/РТМ.

Хьюман Райтс Вотч также задокументировала виды кассетных боеприпасов, которые не использовались в сирийском конфликте до начала российско-сирийской совместной операции. С октября 2015 г. отмечается использование авиабомб РБК-500 СПБЭ с самоприцеливающимися боевыми элементами, а с декабря 2015 г. – активно-реактивных мин 3О8 с суббоеприпасами О-10.

На нескольких фрагментах кассетных авиабомб серии РБК, применявшихся после 30 сентября 2015 г., присутствует маркировка, указывающая на то, что они были произведены в 1989 – начале 1990-х гг., в частности бомбы РБК-500 СПБЭ, как представляется, были произведены в 1990 – 1991 гг. Это заметно отличается от картины до начала действий российских ВКС, когда заводские маркировки на применявшихся в Сирии кассетных бомбах указывали на период производства 1970 – 1980 гг.

Как координатор инициативы Cluster Munition Monitor Коалиции по кассетным боеприпасам мы отслеживаем и освещаем любое использование кассетных боеприпасов любыми акторами во всех странах. В Сирии мы также задокументировали использование «Исламским государством» (ИГ) реактивных снарядов с кассетной головной частью во время его наступления на Кобани в 2014 г. Имеются указания на то, что группировки вооруженной оппозиции  в Сирии переделывают неразорвавшиеся суббоеприпасы в самодельные взрывные устройства (СВУ). Мы не можем с уверенностью говорить об использовании кассетных боеприпасов в Сирии какими-либо вооруженными группировками помимо ИГ, однако ни у кого из них, насколько известно, нет ракетно-артиллерийских средств доставки кассетных боеприпасов, таких как тактические ракеты «Точка» серии 9М79 с кассетной боевой частью, которые использовались в Сирии. Более того, у вооруженной оппозиции в Сирии, включая ИГ, нет авиации.

Мы продолжаем отслеживать, но пока не сталкивались со свидетельствами использования кассетных боеприпасов США или их партнерами по коалиции в рамках операции «Непоколебимая решимость» против ИГ в Сирии и Ираке. 26 июля 2016 г. официальный представитель ВВС США заявил The Washington Post: «Мы не задействуем кассетные боеприпасы в операции ‘Непоколебимая решимость’. Это относится к авиации как США, так и коалиции в целом».

Наконец, мы отмечаем, что 7 декабря 2015 г. Россия проголосовала против резолюции ГА ООН 70/54 относительно Конвенции по кассетным боеприпасам, за которую голосовали 139 государств. Разъясняя свою позицию в связи с голосованием, Россия выразила озабоченность гуманитарными последствиями «произвольного использования» кассетных боеприпасов, однако подтвердила при этом, что не разделяет подход, на котором строится Конвенция по кассетным боеприпасам 2008 г.

Мы признательны Вам за письмо от 6 ноября 2015 г. с изложением позиции по зажигательному оружию, в том числе за Вашу высокую оценку нашей деятельности в области оружейных аспектов вооруженных конфликтов во всем мире.

В настоящее время мы готовим новый материал о случаях использования кассетного оружия в Сирии и надеемся получить от Вас ответ не позднее 26 августа 2016 г.

Были бы также рады обсудить затрагиваемые здесь вопросы с российской делегацией на предстоящей подготовительной встрече Пятой обзорной конференции Конвенции по конкретным видам обычного оружия.

Рассчитываем на Ваш ответ.

Искренне Ваш,

 

Стивен Д. Гуз,

исполнительный директор Отделения Хьюман Райтс Вотч по вопросам оружия,

председатель Коалиции по кассетным боеприпасам

 

 

Информации:

Сирия: Сообщается о применении нового типа кассетных боеприпасов российского производства, 10 октября 2015 г., https://www.hrw.org/ru/news/2015/10/10/282230

Россия/Сирия: Недавние случаи массированного применения кассетных боеприпасов, 20 декабря 2015 г., https://www.hrw.org/ru/news/2015/12/20/284787

Кассетные боеприпасы: неоднозначные итоги года, 23 декабря 2015 г., https://www.hrw.org/ru/news/2015/12/23/284769

Russia/Syria: Daily Cluster Munition Attacks,” February 8, 2016.

Сирия: Гражданское население в районе Азаза в большой опасности, 18 февраля 2016 г., https://www.hrw.org/ru/news/2016/02/18/287045

Россия/Сирия: Новые многочисленные случаи использования кассетных боеприпасов, 28 июля 2016 г., https://www.hrw.org/ru/news/2016/07/28/292546

Комментарии:

Mary Wareham, “Incendiary Weapons Pose Civilian Threat in Syria,” HRW Dispatch, June 21, 2016.

Ole Solvang, “Russian Cluster Munitions Have Literally Made Syria a Minefield,” The Moscow Times, 30 June 2016.

Mary Wareham, “Cluster Munitions Harm in Syria on Anniversary of the Ban,” Huffington Post, 1 August 2016.