HUMAN RIGHTS hrw.orgDefending Human Rights Worldwide
WATCH

Human Rights Overview EnglishFrenchSpanishKoreanArabicHebrewspacer
RSSPortugueseGermanChinesePersianMore Languagesspacer

Print    Версия

Suggest to a Friend    Suggest This Page to a Friend

            RSS feed    RSS  (?)

Узбекистан

Cобытия 2007

Правительством Узбекистана по-прежнему не предпринималось реальных шагов по исправлению вопиющей ситуации с правами человека. В 2007 г. власти продолжили подавление проявлений независимой гражданской активности и независимой религиозности и, как и прежде, не соглашались на расследование андижанских событий 2005 г. и привлечение виновных к ответственности. Несмотря на это, происходило последовательное ослабление международного давления на Ташкент.

Also Available in

englishwr2k8 

Related Material

World Report 2008
Report

Download Chapter (PDF)
World Report Chapter

More of Human Rights Watch's work on Uzbekistan
Country Page

На 23 декабря 2007 г. в Узбекистане были назначены президентские выборы. Центризбирком зарегистрировал четырех кандидатов, включая самого Ислама Каримова, хотя законность его участия вызывала сомнения. Каримов уже выслужил предусмотренный конституцией лимит в два срока подряд, второй срок был в 2002 г. продлен на референдуме с пяти до семи лет и истек в январе 2007 г.  
 
Преследования правозащитников и независимых журналистов  
По меньшей мере 13 правозащитников остаются в Узбекистане за решеткой по политически мотивированным делам. Все они получили длительные сроки на бутафорских процессах исключительно за свою законную правозащитную деятельность. Независимый журналист Джамшид Каримов по-прежнему содержится в психиатрическом изоляторе, куда он был помещен в сентябре 2006 г.  
 
Два правозащитника, которые были январе 2007 г. арестованы по политически мотивированным делам, в итоге получили условные сроки, но лишь после того, как сознались в преступлениях, отказались от дальнейшей правозащитной работы и осудили своих коллег. Андижанский врач Гульбахор Тураева была арестована 14 января. 27 апреля она была осуждена на шесть лет за посягательство на конституционный строй. 7 мая на втором суде ее дополнительно признали виновной в клевете. 12 июня апелляционная инстанция заменила приговор на условный. Независимый журналист из Ташкента Умида Ниязова, работавшая также переводчиком ташкентского офиса Хьюман Райтс Вотч, была сначала задержана на день в декабре 2006 г.; тогда у нее отобрали паспорт и ноутбук. В начале января 2007 г. Ниязова перебралась в Киргизию. Вскоре после этого ее адвокату сообщили, что уголовное дело возбуждаться не будет и что Ниязова может забрать паспорт и ноутбук. Однако при попытке вернуться в Ташкент 22 января она была арестована узбекскими властями, четверо суток содержалась под стражей в полной изоляции, после чего ей предъявили обвинение в контрабанде и незаконном пересечении границы. 1 мая Ниязову приговорили к семи годам заключения, 8 мая приговор был заменен на условный.  
 
Еще двое активистов, ранее осужденных к лишению свободы, уехали из Узбекистана, опасаясь за свою безопасность, из-за постоянной слежки, притеснений и угроз повторного ареста. Джизакский журналист Улугбек Хайдаров в октябре 2006 г. был осужден на шесть лет по делу о вымогательстве. Через месяц приговор был заменен на три года исправительных работ. После выхода на свободу Хайдаров публично заявил, что подвергался пыткам в предварительном заключении и в колонии в Навои. В конце 2006 г. он уехал из Узбекистана. Правозащитник из Кашкадарьинской области Ядгар Турлибеков был в октябре 2006 г. осужден на три с половиной года и в декабре того же года был освобожден по амнистии. После этого он сообщал об условиях содержания и недозволенном обращении с заключенными, но из-за постоянной слежки и угроз также уехал из Узбекистана в сентябре 2007 г.  
 
В марте самаркандский активист Комил Ашуров недалеко от дома подвергся нападению двух неизвестных лиц. Очевидцы, пытавшиеся помочь Ашурову, также пострадали. За происходящим безучастно наблюдали несколько человек, предположительно сотрудники милиции или органов безопасности. Привычным явлением остается натравливание на правозащитников общественности. Так, в феврале в Самарканде толпа женщин забросала яйцами и глиной председателя правозащитной организации Эзгулик Василю Иноятову. Из-за этого инцидента пришлось отменить ежегодное собрание местного отделения Эзгулика.  
 
Власти по-прежнему практикуют запрещение выезда активистам, чтобы лишить их возможности принимать участие в международных конференциях или аналогичных мероприятиях. Так, в январе 2007 г. милиция в Маргилане отобрала паспорт у Ахмаджона Мадумарова лауреата премии Front Line 2006 г. для правозащитников, работающих в опасных условиях. Из-за этого он не смог поехать на правозащитный семинар в Стамбуле. Те активисты, которым все же удается выехать из страны, по возвращении в Узбекистан подвергаются допросам и притеснениям. В апреле правозащитника Елену Урлаеву, возвращавшуюся с тренинга в Киргизии, восемь часов продержали на границе, пока сотрудники правоохранительных органов не зафиксировали все имевшиеся при ней бумаги.  
 
Власти также продолжали препятствовать деятельности Хьюман Райтс Вотч в Ташкенте, без объяснений отказав в рабочей аккредитации нашему единственному штатному сотруднику и отказавшись продлить ей визу, вследствие чего она была вынуждена выехать из страны. В результате Хьюман Райтс Вотч с конца июля 2007 г. не имела своего представителя в Ташкенте.  
 
Андижанские события и ситуация с беженцами  
Ташкент категорически отказывается внимать многочисленным и неоднократным призывам провести независимое международное расследование андижанских событий мая 2005 г., когда правительственными войсками были убиты сотни безоружных демонстрантов. Обстоятельства этих событий остаются неясными, а виновные в расстреле так и не привлечены к ответственности.  
 
Власти продолжают преследовать любого, кто считается каким-либо образом причастным к андижанским событиям или может располагать какой-либо информацией о них. Особенно сильному давлению подвергаются беженцы, покинувшие страну непосредственно после майских событий 2005 г. и впоследствии вернувшиеся, а также их семьи. Они становятся объектом допросов, постоянной слежки, остракизма, а в ряде случаев и открытых угроз физической расправы, что вызывает новую волну беженцев.  
 
Безопасность беженцев не гарантирована даже в соседних странах, поскольку приграничные районы находятся в зоне досягаемости узбекских органов безопасности. Примером может служить Ошская область в Киргизии. Так, в феврале 2007 г. активист запрещенной партии Эрк Исроил Холдаров был осужден андижанским судом на шесть лет по делу о незаконном пересечении границы, посягательстве на конституционный строй и распространении материалов экстремистского характера, представляющих угрозу общественной безопасности. Имеющиеся сведения указывают на то, что Холдаров, бежавший из Узбекистана после андижанских событий, был захвачен узбекскими органами безопасности в Киргизии и вывезен на родину. В августе между МВД Узбекистана и Киргизии была достигнута договоренность о расширении сотрудничества и о взаимном создании филиалов в Оше и Андижане.  
 
Религиозные преследования  
В Узбекистане уже много лет с неослабевающей силой продолжается кампания незаконных арестов, пыток и лишения свободы тех мусульман, чья религиозная практика лежит вне установленных государством рамок или которые принадлежат к незарегистрированным религиозным организациям. Мирных верующих нередко объявляют религиозными экстремистами. В 2007 г. десятки человек были арестованы или осуждены по делам о религиозном экстремизме. В нескольких таких случаях Хьюман Райтс Вотч зафиксированы заявления о недозволенном обращении.  
 
Пытки  
В июне 2007 г. узбекский парламент наконец-то принял существенные изменения в законодательстве, вводящие судебный контроль за законностью содержания под стражей и отменяющие смертную казнь с 1 января 2008 г. Однако правительство не искоренило практику безнаказанности пыток и по-прежнему отказывается признавать основной вывод профильного спецдокладчика ООН о систематическом характере пыток или аналогичного недозволенного обращения. В 2007 г. Хьюман Райтс Вотч продолжала получать заслуживающие доверия серьезные сообщения о пытках, а зафиксированные случаи свидетельствовали о том, что пытки в Узбекистане являются не отдельными негативными проявлениями в милиции или органах безопасности, а широко распространенной практикой, укоренившейся в системе уголовного судопроизводства. В ноябре Комитет ООН против пыток по итогам рассмотрения ситуации в Узбекистане пришел к аналогичному выводу, признав, что пытки и недозволенное обращение остаются обыденной практикой. Комитет призвал правительство применить принцип нулевой толерантности к сохраняющейся проблеме пыток и к практике безнаказанности, сформулировав целый ряд неотложных мер, которые узбекские власти должны принять для решения обозначенных проблем.  
 
Ключевые международные игроки  
В марте 2007 г. Совет ООН по правам человека принял решение о прекращении мониторинга Узбекистана в рамках конфиденциальной процедуры, предусмотренной резолюцией 1503, несмотря на упорный отказ Ташкента сотрудничать с назначенным в соответствии с этой процедурой независимым докладчиком. Узбекистан также по-прежнему отказывал в доступе другим мониторинговым механизмам ООН и не предпринимал реальных шагов по выполнению рекомендаций, уже давно сформулированных целым рядом органов системы ООН.  
 
Евросоюз, как и прежде, не упускал ни одной возможности, чтобы избавиться от и без того скромных санкций в отношении Узбекистана, введенных после андижанских событий. В мае 2007 г. из европейского стоп-листа были исключены четыре фамилии, а в октябре, хотя эмбарго на поставки оружия и действие стоп-листа были продлены еще на год, запрет на выдачу виз был тут же на полгода приостановлен, чтобы побудить Ташкент к позитивным шагам в направлении улучшения ситуации с правами человека. Поскольку Евросоюз и до этого не слишком усердствовал в требовании исполнения ранее выдвигавшихся условий снятия санкций, его способность мобилизовать политическую волю, необходимую для обеспечения за эти полгода конкретных уступок с узбекской стороны, вызывала сомнения.  
 
В рамках принятой в июне 2007 г. центральноазиатской стратегии Евросоюз также начал с Узбекистаном структурированный диалог по правам человека. Первый раунд прошел в мае в Ташкенте, когда стратегия еще дорабатывалась. Если не считать общих заявлений о важности достижения конкретных и устойчивых результатов в рамках этого диалога, оставалось неясным, какие именно цели преследует Евросоюз и какова его стратегия их достижения. На момент подготовки настоящего доклада диалог был фактически заморожен после того, как узбекская сторона дала понять, что будет готова вернуться к переговорам не ранее начала 2008 г.  

 

 
Suggest This Page to a Friend
Your Email (required)
Your Friend's Name
Friend's Email (required)
Email addresses are not stored.
Your Message



Enter Security Code
(case sensitive)




Please read the Защита частной информации

Logo da HRW

О нас | | | RSS |

© Copyright 2007, Human Rights Watch    350 Fifth Avenue, 34th Floor    New York, NY 10118-3299    EUA