6 февраля 2013 г

II . Нарушения в отношении трудовых мигрантов

 

В ходе исследований Хьюман Райтс Вотч в Сочи были выявлены многочисленные примеры нарушений прав и эксплуатации трудовых мигрантов на ряде различных объектов, в том числе на пяти объектах олимпийской программы. Хьюман Райтс Вотч установлено, что работники на этих объектах подвергались, в частности, таким нарушениям, как невыплата заработной платы или длительные задержки с выплатой; незаконные вычеты из заработной платы; удержание документов, удостоверяющих личность, таких как паспорт и разрешение на работу; необеспечение трудового договора или несоблюдение условий договора; чрезмерная продолжительность рабочего времени и сверхурочная работа без соответствующей оплаты; малое число дней отдыха и отсутствие оплаченных выходных; скученность в жилье, которое предоставляется работодателем, и необеспечение работодателем удовлетворительного питания. Помимо этого, в ряде задокументированных нами случаев работодатели прибегали к мести в отношении протестовавших против нарушений трудовых мигрантов, выдавая их властям, что приводило к их последующей высылке из России.

 

Из сообщений СМИ можно сделать вывод, что нарушения в отношении трудовых мигрантов, возможно, начались еще в 2008 г. – на начальном этапе строительных работ на олимпийских объектах. [25] С того времени в СМИ периодически фигурировали сообщения о нарушениях в отношении трудовых мигрантов, включая невыплату заработной платы, вычеты несуществующих расходов из заработной платы, большую продолжительность рабочего времени, физические и психологические издевательства, а также небезопасные условия труда. [26]

 

Нарушения в оплате труда

Почти все работники, проинтервьюированные Хьюман Райтс Вотч в Сочи, были заняты на малооплачиваемых низкоквалифицированных работах, выполняя обязанности разнорабочих, плотников, сварщиков или монтажников. По их словам, они обычно зарабатывали от 55 до 80 рублей в час ( USD 1,8 – 2,6), что, в среднем, соответствовало месячному заработку от 14 000 до 19 200 рублей ( USD 455 - 605). Работники утверждали, что некоторые работодатели не выплачивали заработную плату в полном объеме, а в некоторых случаях не выплачивали вообще. Некоторые работники до полугода работали без денег в надежде на то, что в какой-то момент с ними все же рассчитаются: они не хотели уходить, поскольку в таком случае лишились бы шансов получить причитающееся за несколько месяцев. В таких наиболее возмутительных ситуациях работники в итоге оставляли своих недобросовестных работодателей, отчаявшись когда-либо получить заработанные деньги. Многочисленные работники также рассказывали о практике удержания работодателем заработной платы за первый месяц, в результате чего работник впервые получал деньги только через два месяца. Такая практика якобы преследовала цель привязать работника к работодателю на основе неформального понимания того, что заработная плата за первый месяц будет выплачена в том случае, если работник проработает до того момента, когда работодатель сочтет, что объект завершен.

 

Российское законодательство требует, чтобы работнику выплачивалось не менее минимального размера оплаты труда, причем выплаты должны производиться, как минимум, два раза в месяц. [27] Невыплата заработной платы свыше двух месяцев влечет уголовную ответственность в виде штрафа и возможного лишения свободы. [28] Размер заработной платы, предлагавшийся трудовым мигрантам на строительных объектах в Сочи, значительно превышал установленный в 2011 г. на федеральном уровне ежемесячный минимум примерно в USD 150 [29] и был несколько меньше официального статистического среднего уровня в строительстве по России в 2010 г., составлявшего, с учетом квалифицированных и неквалифицированных работников, 21 172 рубля в месяц ( USD 700). [30]

 

Некоторые работодатели также производили вычеты из заработной платы на покрытие расходов в интересах работника (включая питание и оформление документов на работу), хотя обычно работника заранее не информировали о таких вычетах. По российскому законодательству работодатель вправе в определенных ситуациях производить удержания из заработной платы, однако те ситуации, о которых рассказывали работники на сочинских объектах, как представляется, российским законодательством не предусмотрены. [31] На одном объекте работники утверждали, что работодатель за отсутствие на работе в течение одного дня наказывал их вычетом в размере примерно двухдневной оплаты, что также противоречит российскому законодательству.

 

Невыплата заработной платы

Главный медиацентр

Хьюман Райтс Вотч были проинтервьюированы четверо работников из трех бригад, работавших на Главном медиацентре, которые не получили почти ничего или получили незначительную часть обещанных им работодателем сумм. Так, когда Омурбек из Узбекистана давал согласие работать на СУ-45 - субподрядчика на Главном медиацентре, представитель этой компании в устной форме обещал ему 24 тыс. рублей в месяц ( USD 770). Однако за более чем два месяца работы на объекте с декабря 2011 г. по февраль 2012 г. компания ни разу не выплатила Омурбеку обещанную заработную плату. Вместо этого, по его словам: «Хозяин время от времени выдавал нам небольшие суммы: 200 рублей или 500 рублей ( USD 6; 15), один раз – 1 400 рублей ( USD 42) на сигареты, телефон, всякие мелочи». [32] В итоге Омурбека и других работников вынудили уйти. «Я проработал почти три месяца, другие – пять месяцев, задаром. Они только обещали, обещали», - рассказывал он Хьюман Райтс Вотч. [33]

 

Абдулатиф, работавший на Главном медиацентре с октября 2011 г. по март 2012 г. включительно, заявил, что в СУ-45 ему в устной форме обещали 24  тыс. рублей в месяц ( USD 770). Первые три месяца Абдулатиф регулярно получал заработную плату, хотя и с незаконным удержанием за один месяц. [34] Однако с января по середину марта 2012 г. он не получил ничего и ушел. Юнус из той же бригады начал работать на объекте в декабре 2011 г. В середине апреля 2012 г. он рассказывал Хьюман Райтс Вотч: «Письменного договора у меня нет. Заплатили только в феврале – 2 400 рублей ( USD 77) за декабрь. После этого не платили. Целых 70 дней бесплатно работал. Мы работали с восьми утра до восьми вечера, без выходных». [35] Юнус ушел, так и не получив заработанных денег. [36]

 

48-летний Рузибой Алиев, у которого в Таджикистане осталось четверо детей, с октября 2011 г. по февраль 2012 г. почти четыре месяца проработал в другой бригаде СУ-45 на Главном медиацентре. У него был письменный договор с работодателем, в котором указывалось, что ему должны платить 18,5 тыс. рублей в месяц ( USD 560) с доплатами от объема работы и выполняемых задач. Договором предусматривалось обеспечение бесплатным питанием, жильем и средствами индивидуальной защиты. [37]

 

Однако после месяца работы в ноябре Алиеву заплатили только 9,5 тыс. рублей ( USD 304). К концу декабря он не получил ни копейки за полностью отработанные ноябрь и декабрь. Другим 24 работникам из его бригады также заплатили лишь частично за эти два месяца, и, по словам Алиева, 18 из них ушли. В начале февраля 2012 г. Алиев получил 35,5 тыс. рублей ( USD 1 140). По его словам: «Они нам заплатили, но это даже близко не отражало нашу реальную работу». [38] Через несколько дней Алиев и остальные работники из его бригады ушли.

 

Вскоре после этого Алиев и другие работники обратились в сочинский офис «Гражданского содействия» - российской некоммерческой организации, оказывающей помощь трудовым мигрантам, в надежде вернуть хотя бы часть заработанных денег. Представитель этой организации связался с менеджментом компании, на которую работал Алиев, и поставил вопрос о невыплате работникам заработной платы. В марте компания выплатила Алиеву и всем восьми работникам из его бригады еще по 8,8 тыс. рублей ( USD 280) – только частично закрыв задолженность. По оценке Алиева, работодатель обманул его на 85,2 тыс. рублей ( USD 2 635) с учетом невыплаченной зарплаты, в том числе с учетом объема работ, не перечисленных здесь подробно, и вычетов из тех сумм, которые он получал на руки. [39] Указанная организация помогла Алиеву и еще одному работнику из его бригады – Шакарбеку Юнусову 27 марта 2012 г. подать жалобы в российскую инспекцию труда с просьбой провести проверку.

 

В качестве реагирования на эту жалобу Федеральная служба по труду и занятости (Роструд) 3 октября 2012 г. переслана ответ Государственной инспекции труда по г. Москве от 23 апреля 2012 г. о проведенной 2 апреля 2012 г. проверке в отношении СУ-45. В нем сообщалось, что по результатам анализа документов компании было установлено, что заработная плата в размере 18,5 тыс. рублей выплачивалась работникам в полном объеме и своевременно, в соответствии с трудовыми договорами, в ноябре – декабре 2011 г. и в январе 2012 г., а также что СУ-45 обеспечивала работников общежитием, питанием, спецодеждой и спецобувью. В ответе утверждалось, что без дополнительной документации подтвердить другие нарушения не представляется возможным. [40] В рамках проверки инспекторы не интервьюировали ни Алиева, ни Юнусова. Заявителям не известно также, опрашивались ли другие лица, например – другие работники, работавшие в то же время, для документирования других возможных нарушений.

 

Двое работников СУ-45 из Узбекистана, работавших на Главном медиацентре в ноябре 2011 г. – феврале 2012 г., с помощью сочинского офиса «Гражданского содействия» обращались в прокуратуру Краснодарского края в связи с невыплатой заработной платы и незаконным увольнением в июле и августе 2012 г. Из краевой прокуратуры обращение было направлено в сочинскую прокуратуру, оттуда ответа не последовало. В декабре 2012 г. Сеть «Миграция и Право» программы Правозащитного центра «Мемориал» обратилось по данному вопросу в Генеральную прокуратуру, которая поручила вернуть материалы в прокуратуру Краснодарского края. На момент сдачи этого доклада в печать работники так и не получили содержательного ответа на свою жалобу. [41]

 

Отвечая на октябрьское письмо Хьюман Райтс Вотч в связи с задокументированными нами заявлениями о невыплате заработной платы в СУ-45, руководство компании заявило: «Заработанная плата выплачивается своевременно и ежемесячно по установленному ежемесячному окладу, оговоренному в трудовых договорах и приказах о приеме на работу, по согласно отработанному времени, что отражается в табеле учета рабочего времени». [42]

 

Работники на строительстве Комплекса размещения СМИ при Главном медиацентре

Хьюман Райтс Вотч были проинтервьюированы трое работников, задействованных на строительстве «Комплексов зданий и сооружений для размещения представителей СМИ с уровнем сервисного обслуживания три звезды». Они заявили, что были наняты субподрядчиком – компанией «МонАрх». Эти работники приехали в Сочи в марте 2012 г. из Прикарпатья вместе с еще 13-ю украинцами. По словам двоих из них (30-летнего Максима и 32-летнего Ярослава), посредник обещал им по полторы тысячи долларов в месяц плюс бесплатное жилье и питание за работу по внутренней отделке в соответствии с их специальностью. Однако в первый день им сказали, что свободны только места на тяжелых неквалифицированных работах. [43]

 

Эти работники не получили трудового договора. Они работали без выходных и в течение нескольких месяцев не получали денег. Старший группы – Виктор заявил, что их работодатель неоднократно обещал рассчитаться, поэтому они продолжали работать. «Поработаем до завтра, а там посмотрим, - говорил он Хьюман Райтс Вотч в апреле 2012 г. – Каждый день откладывали до завтра, надеялись, что заплатят». [44] После более двух месяцев каждый получил всего около USD 420 – намного меньше, чем было обещано. В мае все кроме Максима уехали домой. В интервью в начале июня 2012 г. Максим утверждал, что ему выплатили еще 7 тыс. рублей ( USD 225) и что он собирается оставаться на объекте в надежде получить все в полном объеме, но вернется домой, как только закончится его разрешение на работу. [45]

 

В ноябре 2012 г. Хьюман Райтс Вотч направила руководству «МонАрх» письмо с вопросами относительно этих заявлений. В ответном письме от декабря 2012 г. генеральный директор ОАО «Концерн МонАрх» утверждал, что «сотрудники ГК [группы компаний] «МонАрх» являются основным и самым ценным ресурсом». [46] По существу поднятых Хьюман Райтс Вотч вопросов прав человека было сказано, что «в группе компаний действуют жесткие регламенты по привлечению и оформлению работников» и что «группа компаний не использует услуги посредников для привлечения рабочей силы». [47] Утверждается также, что «средний размер заработной платы квалифицированных рабочих составляет 50 тыс. руб.» и что «заработная плата выплачивается исходя из тарифной ставки/оклада, зафиксированного в трудовом договоре, … в соответствии с действующим законодательством РФ, путем перечисления на расчетные счета работников». [48] Руководство «МонАрх» заверило нас, что «группа компаний никогда не конфискует документы, удостоверяющие личность работников», и что со всеми сотрудниками заключаются трудовые договоры. [49] Наконец, в письме отмечается, что «группа компаний принимает все необходимые меры для защиты жизни и здоровья сотрудников», обеспечивая их «форменной одеждой, средствами индивидуальной защиты, горячим питанием и проживанием». [50]

 

В письме руководства «МонАрх» указывается на то, что упомянутые работники могли быть наняты субподрядчиком – «Инвестиционной строительной компанией» (ИСК) и что к «МонАрх» обращалась хозяйка частного отеля по вопросу оплаты их проживания, поскольку «МонАрх» якобы не заплатил ИСК, которая, в свою очередь, не смогла заплатить своим работникам. [51] Проинтервьюированные нами работники не говорили о том, что работают на ИСК. [52] Как следует из декабрьского письма руководства «МонАрх», «вопрос контроля над соблюдением субподрядной организацией норм действующего законодательства, в том числе в части оплаты труда, не входит в обязанность ГК МонАрх», и компания принимает «все разумные меры для обеспечения соблюдения прав работников, но не может нести ответственность за другие организации». [53]

 

Работники компании «Новый город»

Восемь проинтервьюированных Хьюман Райтс Вотч работников «Нового города», занятых на объектах в Сочи в 2010 г., утверждали, что примерно с начала 2010 г. им перестали выплачивать заработную плату регулярно, а в некоторых случаях перестали выплачивать вообще. По словам Кайрата, работавшего на «Новый город» с февраля по октябрь 2010 г. включительно: «Сначала нам стали задерживать зарплату на 15 – 20 дней, потом – больше чем на месяц, потом – на несколько месяцев». [54] О серьезных проблемах с оплатой труда сообщили и двое рабочих из Узбекистана, проинтервьюированных в октябре 2010 г. Один утверждал, что ему не платят в полном объеме с апреля 2010 г., [55] другой утверждал, что вообще не получал денег два месяца. [56]

 

52-летний сербский рабочий Радмило Петрович рассказывал Хьюман Райтс Вотч, что работал на «Новый город» с июня 2010 г. по январь 2011 г. По его словам, за восемь месяцев он ни разу не получил заработную плату в полном объеме: «Вместо реальной зарплаты они мне только подкидывали понемногу время от времени, тысячу – другую каждый раз». [57] Петрович рассказал Хьюман Райтс Вотч, что вернулся в Сербию без денег, и жена ушла от него, уверенная, что он растратил или припрятал заработанное за восемь месяцев. [58] Милорад Ранчич из Сербии рассказывал: «Нам платили кусками. За десять дней, может, долларов 400. Потом до конца месяца – рублями, где-то по две тысячи рублей ( USD 63) за раз. Потом, в конце месяца, когда пытаешься баланс подбить, хозяин скажет, мы, мол, такие вещи не отслеживаем, и записей таких не ведем». [59]

 

Несколько работников заявили Хьюман Райтс Вотч, что неоднократно в 2010 г. обращались в инспекцию труда, но безрезультатно. [60] После таких письменных обращений и выступления в октябре 2010 г. 50 работников из Узбекистана, протестовавших против невыплаты заработной платы, руководство компании прибегло к мести, в том числе пригласив сотрудников Федеральной миграционной службы для проверки документов работников, после чего десятки работников, которые жаловались или выходили протестовать, были выдворены из страны. [61] Сербский рабочий рассказывал Хьюман Райтс Вотч, что он и еще десять человек в декабре 2010 г. прекратили работу из-за задержек зарплаты. После этого менеджмент компании пригрозил лишить их питания, которое обеспечивалось всем работникам. [62] Эти угрозы также более подробно описываются ниже.

 

Дилмурод из Узбекистана, восемь месяцев проработавший на указанную компанию и участвовавший в октябрьском выступлении, заявил, что так и не получил часть заработанного:

 

Все было хорошо. У меня было разрешение на работу, жилье, питание, страховка, за все оплачено. Потом нам перестали платить. Мне понемногу платили: 10 – 15 тысяч [рублей] ( USD 325 - 484). Когда-то – пять тысяч [рублей] ( USD 160). А после нашей демонстрации все совсем плохо стало. Когда мы пытались договориться с ними о какой-то оплате, у меня зажали 43 тысячи рублей, которые мне были должны ( USD 1 360). По-плохому поступили. [63]

 

 

 

Удержание заработной платы за первый месяц

Работники на основной Олимпийской деревне и на Центральном стадионе (Олимпийский стадион «Фишт») утверждали, что у них удерживали зарплату за первый месяц. За месяц работы им платили только по окончании второго месяца. Работникам на Центральной стадионе говорили, что за первый месяц им заплатят в том случае, если они проработают до того момента, когда их отпустит «Ингеоком». В случае ухода по собственному желанию или увольнения эти деньги пропадут. 34-летний неквалифицированный рабочий из Кыргызстана Кайрат рассказал Хьюман Райтс Вотч, как эта система работала в его случае:

 

Почему-то зарплату начали платить со второго месяца. Работаешь август и сентябрь, а платят только в конце сентября… А за август деньги дают, когда домой уезжаешь [по завершении работы]. Так они пытаются себе страховку сделать. [64]

 

Об этом же говорил 28-летний Памирбек из Кыргызстана, также работавший на Центральном стадионе: «Тебе платят через два месяца. Почему так делают – не знаю. Кто-то говорит, что они так подстраховаться хотят, чтобы работник не ушел». [65] Говоря об удержании зарплаты за первый месяц, работник с другого объекта заявил: «Так поступать, я думаю, неправильно. Каждый месяц должны платить. Но мы  с этим ничего поделать не можем». [66] На основной Олимпийской деревне работники также утверждали, что им платили с разницей в месяц и они не знали, получат ли в итоге эту разницу. [67]

 

Отвечая Хьюман Райтс Вотч в ноябре 2012 г., генеральный директор «Объединения «Ингеоком» утверждал, что в компании «заработная плата выплачивается вовремя и в соответствии с условиями трудовых договоров. [68] За внеурочные рабочие часы рабочим выплачивается заработная плата по количеству отработанных им дополнительных часов». [69]

 

Незаконные вычеты из заработной платы

На всех объектах, где Хьюман Райтс Вотч были задокументированы нарушения, работодатели в ряде случаев производили неоговоренные вычеты из заработной платы за оформление разрешения на работу, за жилье или питание для работников или за взятие дней отдыха. Так, во время интервью Хьюман Райтс Вотч работники на Главном медиацентре утверждали, что получили разрешения на работу, однако СУ-45 удерживало с них более половины месячного заработка за разрешение и другие суммы за питание и спецодежду. [70] Один из работников заявил, что СУ-45 «делало вычеты, о которых нам никогда не говорили, в том числе за питание, за нашу спецодежду и за разрешение на работу». [71] В письме Хьюман Райтс Вотч от ноября 2012 г. руководство СУ-45 утверждало, что «нарушений, связанных с получением разрешения на работу, в организации нет». [72]

 

Работники, задействованные в строительстве Олимпийской деревни, также утверждали, что с них вычитали расходы на оформление разрешения на работу и других документов, необходимых для легальной работы в России. [73] «Все документы они готовили. Сам работодатель. А потом вычли у нас из зарплаты», - рассказывал Хьюман Райтс Вотч Иброхимджон. [74]

 

По российскому законодательству работодатель вправе производить удержания из заработной платы в определенных случаях. [75] Однако документированные в этом докладе ситуации, как представляется, российским законодательством не предусмотрены. Более того, поскольку работодатели нанимают трудовых мигрантов без заключения с ними договора или без предоставления его копии, у работников возникают проблемы с доказыванием факта наличия трудовых отношений в суде, и поэтому они не имеют достаточных правовых каналов, чтобы оспорить такие вычеты или искать правовой защиты от нарушений, связанных с оплатой труда.

 

Работники на различных объектах также говорили нам, что за отсутствие на рабочем месте их обычно наказывали значительными вычетами из заработной платы. Так, несколько рабочих «Ингеокома» на Центральном стадионе заявили Хьюман Райтс Вотч, что за пропуск одного дня работодатель штрафовал их на 1 – 1,5 тыс. рублей ( USD 32 - 49), или эквивалент заработка более чем за день, а в ряде случаев – более чем за два дня. 43-летний Исамиддин из Кыргызстана, который на момент интервью уже несколько лет проработал в Сочи, обеспечивая жену и пятерых детей, рассказывал Хьюман Райтс Вотч: «Два раза меня на тысячу рублей ( USD 32) штрафовали за невыход на работу. Оба раза болел. А они решили, что без уважительной причины прогулял. Вот так. Когда зарабатываешь в день 600 – 700 рублей ( USD 19 - 22), а тебя за невыход штрафуют на тысячу – полторы [рублей] ( USD 32 – 49) за день, по-моему, это не справедливо». [76]

 

Другой рабочий из Кыргызстана на том же объекте рассказывал: «Меня оштрафовали на полторы тысячи рублей ( USD 49) за невыход. Я просто выдохся и не пошел. Перед этим три раза выходной просил – не дали, так что я решил просто не ходить. А потом говорят: ‘Еще раз так сделаешь - уволим’». [77] Как отмечалось выше, в ответе «Ингеокома» Хьюман Райтс Вотч утверждалось, что заработная плата выплачивается своевременно и в соответствии с заключенными с работниками трудовыми договорами. [78]

 

Аналогичным образом плотник из Узбекистана, в 2011 г. работавший на «Новый город», заявил, что «если не выходишь на работу без уважительной причины», то его и других работников штрафовали на 2 – 5 тыс. рублей ( USD 65 - 162). [79] 52-летний сербский рабочий Радмило Петрович рассказывал, что когда он в 2010 г. работал на «Новый город», их штрафовали на 5% от заработка в плюс к тому, что не платили за пропущенный день. Как показано ниже, регулярных дней отдыха у работников не было. [80] Сербский маляр Милорад Ранчич, также в 2010 г. работавший на «Новый город», сообщил Хьюман Райтс Вотч, что его оштрафовали на 30% от заработка в плюс к неоплаченным трем дням: «Я на работе колено повредил. Они требовали, чтобы я продолжал на работу ходить. В итоге пришлось мне три дня пропустить. Не оплатили, и еще штраф вкатили». [81]

 

Такие вычеты в дополнение к неоплаченному пропущенному рабочему времени в качестве санкции или наказания за отсутствие на рабочем месте без уважительной причины не предусмотрены российским законодательством. В соответствии с Трудовым кодексом РФ работодатель вправе применять следующие дисциплинарные взыскания за невыполнение или ненадлежащее выполнение должностных обязанностей: замечание, выговор, увольнение по соответствующим основаниям. В части оплаты в случае невыполнения работником должностных обязанностей работодатель вправе удержать заработок, соответствующий невыполненному объему работ. В случае отсутствия работника на рабочем месте в течение одного дня объем невыполненной работы будет соответствовать дневному заработку, но не более того. [82]

 

Нарушения, связанные с оформлением трудовых отношений

Семеро из проинтервьюированных Хьюман Райтс Вотч в Сочи трудовых мигрантов заявили, что не подписывали трудовой договор перед тем, как приступить к работе, как того требует российское законодательство. [83] Большинство мигрантов, проинтервьюированных Хьюман Райтс Вотч для этого доклада, действительно подписывали трудовой договор, приступая к работе на том или ином объекте. Однако, как показывают документированные в этом докладе различные нарушения и виды эксплуатации, наличие трудового договора само по себе не означало соблюдения работодателем его условий или базовых трудовых гарантий. Помимо этого, большинство трудовых мигрантов, подписывавших трудовой договор, утверждали, что им не выдавался его экземпляр и что единственный экземпляр оставался у работодателя. Российское трудовое законодательство прямо предусматривает подписание двух экземпляров трудового договора - по одному для каждой из сторон. Помимо этого, этим работникам либо не давали прочитать договор перед подписанием, либо в ряде случаев они не понимали его содержание, поскольку не умели читать по-русски. Помощи в разъяснении договора не предлагалось.

 

Без действительного письменного трудового договора трудовой мигрант может быть обвинен в отсутствии у него легальной работы и, поскольку он официально не считается работающим, в случае с трудовыми мигрантами, со страной происхождения которых существует безвизовый режим, право трудового мигранта на пребывание в России не может быть законным образом продлено и истекает через 90 суток после въезда в страну. [84] Помимо этого, в отсутствие трудового договора работодатели нередко не исполняют других требований законодательства в отношении своих работников или правительства.

 

Работники, не имеющие договора, также сталкиваются с большими трудностями при доказывании в суде факта наличия трудовых отношений. При попытке искать правовую защиту от нарушений или разрешить конфликт с работодателем такой работник может столкнуться с почти непреодолимыми препятствиями. В случае обращения к властям ему грозят штраф и возможное выдворение. Более того, Федеральная служба по труду и занятости (Роструд) проводит полную проверку заявлений о трудовых нарушениях только при наличии у работника письменного трудового договора, а при отсутствии последнего – только в том гипотетическом случае, если работодатель признает наличие с этим работником, пусть и не оформленных, но постоянных трудовых отношений.

 

Незаключение письменного трудового договора

Двое рабочих из одной бригады в СУ-45 заявили, что не подписывали трудовой договор, когда приступали к работе на СУ-45 – субподрядчика на Главном медиацентре. Оба также заявили, что им не заплатили за несколько отработанных месяцев в начале 2012 г. «Договаривались на 24 тысячи рублей в месяц ( USD 770). На словах. Обещали, что вот-вот заплатят. Так каждый месяц последние три месяца, и ничего», - рассказывал Хьюман Райтс Вотч Абдулатиф из Узбекистана, полгода работавший на Главном медиацентре. [85] 30-летний Омурбек из Узбекистана, рассказывал Хьюман Райтс Вотч, что работал на Главном медиацентре в бригаде СУ-45 из 24 человек с декабря 2011 г. по конец февраля 2012 г. включительно. Трудовой договор ему так и не выдали. Вместо этого в СУ-45 ему дали ряд устных обещаний относительно заработка и условий труда. [86] В письме от ноября 2012 г. руководство СУ-45 информировало Хьюман Райтс Вотч, что «организация заключает срочные трудовые договора» с нанимаемыми работниками. [87]

 

Двое рабочих из Узбекистана, которых Хьюман Райтс Вотч интервьюировала в 2010 г., утверждали, что работали на «Ингеоком» на Центральном стадионе, проработали уже семь недель и не подписывали договор. Без договора они не могли точно определить размер заработка. Один из них – Солих заявил: «Наверное, рублей 45 – 50 в час получится ( USD 1,45 – 1,6). Думаю, где-то так». [88] Трое украинских рабочих на строительстве Комплекса размещения СМИ при Главном медиацентре также не имели трудовых договоров и, как отмечалось выше, их работодатель «МонАрх» не заплатил им за несколько недель, в результате чего большинство из этой группы были вынуждены вернуться домой без какой-либо оплаты. [89] Как отмечалось выше, «МонАрх» не обеспечил этим работникам обещанный уровень заработной платы.

 

Непредоставление экземпляра трудового договора

Более распространенным явлением, чем незаключение трудового договора на олимпийских объектах в Сочи, было непредоставление работодателем работнику его экземпляра трудового договора. Ряд работников различных работодателей говорили, что им никогда не предлагали взять свой экземпляр договора, а просто говорили, что перед тем, как приступить к работе, нужно подписать определенные документы. Работники, как правило, не знали или не помнили содержание договора, поскольку прочитать его им не давали времени.

 

Так, работники, проинтервьюированные на Центральном стадионе, утверждали, что им не давали экземпляр трудового договора, который они подписывали. 34-летний Фарход из Узбекистана рассказывал Хьюман Райтс Вотч: «Ну, трудовой договор есть, но только у них [у работодателя]. У нас на руках экземпляра нет. Я не читал, что там написано. Сказали – подпиши тут, я и подписал». [90] Аналогичным образом, Искандар, который также работал на «Ингеоком» на Центральном стадионе в 2011 г., рассказывал: «Я подписал его, а что там было – не знаю. Мне даже время не дали прочитать. Сказали – подпиши, я  подписал. Я только потом понял, что это мой трудовой договор был». [91] Еще один трудовой мигрант, нанятый «Ингеокомом», также дал понять, что не знает, что говорится в подписанном им договоре. «Со мной договор заключали, а что там написано – не помню», - сказал 43-летний Исамиддин из Кыргызстана. – Наверно, там сказано, между кем, обязанности всякие. Думаю, так. Насчет зарплаты не знаю, прописана она там или нет. Наверно. Мне экземпляр не давали». [92]

 

Четверо работников «Нового города» заявили, что не получали экземпляр трудового договора, который они подписывали с компанией. 34-летний Дилмурод из Узбекистана заявил: «Договор был, но у меня экземпляра нет. Не знаю, почему, просто не дали. Всегда один экземпляр был». [93]

 

Двое трудовых мигрантов, работавших на «Ингеоком» на Центральном стадионе в 2011 г., рассказали Хьюман Райтс Вотч, что в компании объясняли нежелание давать работникам на руки экземпляр договора ссылками на то, что те могут его потерять. [94] «Сказали, что нам он не нужен, что еще потеряем», - сказал один из мигрантов – 26-летний Хушруз. [95]

 

Несколько работников, проинтервьюированных Хьюман Райтс Вотч, осознавали, что непредоставление «Ингеокомом» экземпляра договора ставит работников в уязвимое положение и означает, что сам договор ничего или почти не значит. 28-летний Фаррух из Узбекистана заявил Хьюман Райтс Вотч: «Какой смысл в этом договоре? Нам-то что с него, если у нас экземпляра нет?» [96] 37-летний Искандар из Узбекистана говорил: «У меня [экземпляра] договора нет. Сначала я боялся, что нас кинут. Но они ведь платят. Так что подумаешь: ‘А зачем он, этот экземпляр, если платят?’ Но, в любом случае, у каждого должен быть экземпляр. Мы реально должны знать, что там написано». [97]

 

Другой работник «Ингеокома» - Фарход рассказал о своем уходе и о безысходности в случае нарушений, если нет трудового договора: «Если, скажем, не платят, то идти не к кому. К кому пойдешь? Большинство боится работу потерять. Здесь никто не хочет высовываться». [98]

 

Невыполнение обязательств по договору

Даже в тех случаях, задокументированных Хьюман Райтс Вотч в Сочи, когда у трудовых мигрантов имелся письменный трудовой договор с работодателем, последний не обязательно соблюдал его условия. В равной мере наличие трудового договора не означало, что работодатель готов соблюдать соответствующее законодательство относительно оплаты труда, рабочего времени и других аспектов.

 

Например, Рузибой Алиев, упоминавшийся выше в разделе «Невыплата заработной платы», получил свой экземпляр трудового договора, когда работал на Главном медиацентре с октября 2011 г. по февраль 2012 г. Однако, по его словам,  договор был подписан больше чем через полтора месяца после того, как они фактически приступили к работе. Помимо этого, прописанные в договоре условия на соответствовали реальному заработку, рабочему времени и другим аспектам работы.

 

Работодатель обманул Алиева с оплатой, заплатив ему только часть причитающегося по договору. Договором предусматривалась 40-часовая рабочая неделя с восьмичасовым рабочим днем с понедельника по пятницу, суббота и воскресенье – выходные. Упоминались также оплаченные дни отпуска, хотя их число не уточнялось. Как подробнее описано ниже, Алиев рассказал Хьюман Райтс Вотч, что в действительности работал сменами по 12 часов и имел только редкие выходные за почти четыре месяца. [99] Точно такая же ситуация была и у еще одного рабочего из той же бригады. [100]

 

Трудности с пониманием договора

В ряде случаев работники, которые подписывали трудовой договор, не понимали его условий, поскольку не владели в достаточной степени русским языком, а помощь в разъяснении им никто не предлагал. Такая ситуация имела место как в случаях, когда работникам выдавался экземпляр договора, так и в случаях, когда этого не происходило. Например, трудовой мигрант из Узбекистана, работавший на одного из субподрядчиков на основной Олимпийской деревне, заявил, что у него был экземпляр договора – подписанный обеими сторонами, с печатью. Однако он не мог понять его содержание из-за плохого знания русского. Перевести договор ему никто не предложил. «У меня тоже есть договор. Страницы три-четыре, с подписями и печатью. Что там написано, я не читал… Я русский плохо знаю, так что не читал договор этот», - рассказывал Хьюман Райтс Вотч Иброхимджон. [101] Рабочий на Центральном стадионе также сказал Хьюман Райтс Вотч, что не смог прочитать договор, который он подписал с представителями «Ингеокома»: «У меня есть договор. Я его подписал. И экземпляр есть. Что там – я не читал. Не умею по-русски читать». [102]

 

Удержание документов, удостоверяющих личность, непредоставление разрешения на работу

Хьюман Райтс Вотч зафиксировано, что некоторые работодатели оставляли у себя паспорта работников и их разрешения на работу якобы в качестве страховки от перехода работника к другому работодателю. По российскому законодательству любой иностранный работник должен иметь разрешение на работу, которое он может получить  либо самостоятельно, либо через работодателя. Хьюман Райтс Вотч также были описаны три случая, когда работодатель отбирал у работников паспорта. Удержание любых документов, удостоверяющих личность, является незаконным.

 

Максим и Ярослав – квалифицированные строительные рабочие из Украины, прибывшие в Сочи в марте 2012 г. и приступившие к работе на центре размещения представителей СМИ, заявили, что работодатель забрал у них паспорта. «У нас не было ни договоров, ни разрешений на работу. Паспорта у нас отобрали, - рассказывал Максим. – Обещали помочь с разрешением на работу, но мы ничего не получили. Все, что у меня есть из официальных документов, – это пропуск на стройку». В результате они ощущали себя в ловушке без серьезных шансов на урегулирование ситуации. «Мы приехали сюда за две с лишним тысячи километров и оказались в полном бардаке», - говорил Максим. [103]

 

30-летний Омурбек из Узбекистана рассказал Хьюман Райтс Вотч, что когда начал в 2012 г. работать одной из сочинских строек, не связанных с Олимпиадой, сотрудник компании-работодателя отобрал у него паспорт. В результате Омурбек ощущал себя в ловушке и хотел подыскать себе другую работу: «Без паспорта куда пойдешь? Без паспорта я никто. В конце концов упросил их, чтобы отдали, и ушел». [104]

 

Двое сербских работников компании «Новый город» заявили, что компания в течение первых нескольких месяцев удерживала их паспорта. [105] Для Радмило Петровича, работавшего на «Новый город» восемь месяцев с июня 2010 г., это обернулось ощущением западни, особенно в ситуации, когда ему к тому же не платили заработную плату: «Ситуация тяжелая была, потому что регулярно зарплату не платили, или вообще реальных денег. Но я ничего не мог поделать, потому что паспорт – у них, и денег нет. Выбора не оставалось – только дальше работать». [106]

 

Многочисленные рабочие на Центральном стадионе говорили Хьюман Райтс Вотч, что «Ингеоком» удерживал их разрешения на работу – якобы в качестве меры принуждения, чтобы не дать работникам уйти к другому работодателю по уже имеющемуся разрешению. Так, 18-летний трудовой мигрант из сельской местности в Узбекистане рассказывал Хьюман Райтс Вотч: «Мне показали разрешение на работу, потом сделали копию и отдали ее мне. Оригинал они [работодатель] оставили у себя. Сказали, чтобы я не сбежал в другое место». [107] Кайрат – трудовой мигрант из Кыргызстана, работавший на «Ингеоком», рассказывал Хьюман Райтс Вотч: «Они оригинал разрешения на работу у себя оставляют, а нам копию выдают. Боятся, что человек на другое место уйдет. Но это, по-моему, неправильно». [108] Исамиддин из Кыргызстана, работавший на Центральном стадионе, сказал, ему позволили оставить разрешение у себя – вероятно, в силу возраста: «У меня разрешение на работу на руках. У кого-то – копия. Мне уже не 20 лет, так что мне доверяют [что не уйду в другое место]». [109]

 

В письме Хьюман Райтс Вотч в ноябре 2012 г. руководство «Ингеокома» утверждало, что «в нашей компании не практикуется удержание паспортов и иных документов рабочих» и что она «ведет свою деятельность на территории Российской Федерации строго в соответствии с законодательством РФ и международными правовыми актами». [110]

 

Избыточная продолжительность рабочего времени при недостаточных выходных

Описания трудовыми мигрантами режима работы на целом ряде различных строительных объектов отличались единообразием. Все трудовые мигранты, проинтервьюированные Хьюман Райтс Вотч в Сочи, утверждали, что работали подолгу и почти без выходных. На объектах практиковался сменный режим по 12 часов, с началом первой смены в 8 утра, второй - в 8 вечера. На еду и переодевание в начале и в конце работы отводился один час. Работа продолжалась семь дней в неделю по несколько недель подряд с одним выходным раз в две недели. В отдельных случаях, документированных Хьюман Райтс Вотч, люди работали по много недель или месяцев вообще без выходных или с очень редкими выходными.

 

По российскому законодательству продолжительность рабочей недели не должна превышать 40 часов – за исключением определенных обстоятельств, когда работнику должны выплачиваться сверхурочные. Работнику полагается, как минимум, один выходной в неделю, а также отдых в праздничные дни и оплаченный отпуск. [111] Как утверждалось выше, в нарушение российского законодательства работников за отсутствие на рабочем месте наказывали вычетом из зарплаты заработка, превышающего дневной, а иногда и двухдневный.

 

Все работники «Ингеокома» на Центральном стадионе, проинтервьюированные Хьюман Райтс Вотч, утверждали, что работают 12-часовыми сменами семь дней в неделю с примерно часом на еду и переодевание до и после работы и с одним выходным раз в две недели. В письме Хьюман Райтс Вотч в ноябре 2012 г. руководство «Ингеокома» отдельно не комментировало вопросы рабочего времени, ограничившись заявлением о том, что компания «ведет свою деятельность … строго в соответствии с законодательством РФ». [112]

 

Оба работника на основной Олимпийской деревне, проинтервьюированные Хьюман Райтс Вотч, также утверждали, что работают 12-часовыми сменами семь дней в неделю с часом на еду и переодевание до и после работы. Сверхурочных им не платили. Раз в две недели у них был неоплачиваемый выходной.

 

Рузибой Алиев, работавший на Главном медиацентре, утверждал, что у него и других работников в договоре была указана 40-часовая рабочая неделя с двумя выходными, однако он и еще 28 человек в его бригаде работали сменами с восьми до восьми по несколько недель подряд. [113] Алиев заявил, что за почти четыре месяца у него было только пять выходных. [114] Рабочий из его бригады аналогичным образом заявил, что у него было только четыре выходных. [115]

 

Работники компании «Новый город» сообщали о таком же графике сменами по 12 часов, хотя некоторые также рассказывали, что периодически от них требовали отрабатывать 14-часовой день с меньшим числом выходных ежемесячно, без какого-либо определенного графика дней отдыха. [116] 23-летний рабочий из Узбекистана, который сообщил Хьюман Райтс Вотч, что работал на одной из олимпийских строек, но отказался назвать объект, опасаясь последствий, утверждал, что за полгода работы у него был только один выходной. [117]

 

Вопреки периодически озвучиваемому в дискуссиях о трудовой миграции мнению о том, что мигранты готовы работать сверхурочно, будучи заинтересованными в максимальном заработке, работники, проинтервьюированные Хьюман Райтс Вотч на сочинских объектах, утверждали, что для них 12-часовые смены и нехватка выходных были изматывающими и что они шли на это не по своей воле, особенно с учетом сложности и тяжести выполняемой работы и интенсивности труда, которую ожидали от них их работодатели.

 

Так, 22-летний трудовой мигрант из Узбекистана Салимджон, работавший на основной Олимпийской деревне, рассказывал Хьюман Райтс Вотч: «Работа очень, реально очень, тяжелая. Никакого отдыха. Реально тяжело. Платят копейки, а что поделаешь? Все как-то пытаются продержаться. Ни минуты не дают – перекурить, передохнуть». [118] Абдураззок из Узбекистана, больше полугода работавший на «Ингеоком» на Центральном стадионе, рассказывал: «Наверное, только год поработаю, потом уйду, когда разрешение на работу кончится. Работа правда тяжелая. Да еще за такие деньги. Отдохнуть почти не удается». [119] 27-летний Хатамджан, также работавший на «Ингеоком» на Центральном стадионе, рассказывал: «Это фактически одно и то же – твоя работа и твоя жизнь. Ничего хорошего нет. Работа – дом – работа. И все. После работы сил нет даже телевизор посмотреть. Выжатый совсем». [120]

 

Работники неизменно говорили Хьюман Райтс Вотч, что для них одного выходного раз в две недели было недостаточно, чтобы восстановить силы, и что они обычно проводили этот день дома или спали. 32-летний Ойбек из Кыргызстана так описывал свои выходные: «В выходной не идешь никуда. Отсыпаешься. Весь день спишь. Иначе невозможно столько часов отрабатывать». [121] Сарварбек, который на момент интервью Хьюман Райтс Вотч в июне 2012 г. почти четыре месяца отработал на «Ингеоком» на Центральном стадионе, заявил: «Отдыхаем один день каждые две недели. Весь день спим». [122] 25-летний Тохирджон из Таджикистана, работавший на Центральном стадионе, заявил: «Мы отдыхаем только два дня в месяц. Я в свои выходные гуляю по городу или в парке. Полдня сплю. Реально нужно силы восстановить». [123]

 

Как описывалось выше, за отсутствие на рабочем месте работникам грозили финансовые санкции, если работодатель посчитает причину неуважительной.

 

Неудовлетворительные условия питания и проживания

Многие трудовые мигранты, проинтервьюированные Хьюман Райтс Вотч, рассказывали о скученности в предоставляемом работодателем жилье и о питании, которое не соответствовало длительной и тяжелой работе, которую они должны были выполнять. Во всех случаях жилье и питание предоставлялись работникам в рамках «соцпакета». В договорах с подрядчиками «Олимпстрой», как утверждается, указывает, что последние должны обеспечивать надлежащие «условия труда, проживания, питания». [124]

 

Скученность проживания, как та, о которой рассказывали работники, проинтервьюированные Хьюман Райтс Вотч, не обеспечивает никакой или почти никакой приватности и может приводить к антисанитарии. Это тем более актуально в ситуациях, когда сотни работников размещались в индивидуальном доме на одну семью с одним туалетом в доме или на улице на всех проживающих работников.

 

Комитет ООН по экономическим, социальным и культурным правам в своем замечании общего порядка о праве на достаточное питание определяет последнее как « наличие продовольствия, которое по своему количеству и качеству позволяет удовлетворять потребности людей в рационе питания, не содержащем вредных веществ и приемлемом для конкретной культуры ». [125] Комитет разъясняет, что «пищевые потребности предполагают наличие в пищевом рационе как таковом набора питательных веществ для физического и умственного роста, развития и поддержания здоровья, а также физической активности, которые удовлетворяют физиологические потребности человека … и соответствуют полу и роду занятий ». [126]

 

Работники на Центральном стадионе утверждали, что генподрядчик на этом объекте - «Ингеоком» селил их в частном секторе в Адлере. Нередко несколько десятков человек размещались в индивидуальном доме на одну семью с одной ванной или туалетом на улице. Например, Искандар описывал битком набитую комнату, в которой их было 14 человек, - в индивидуальном доме на одну семью, переполненном трудовыми мигрантами: «В этом доме – человек двести. 14 мужиков живут в одной комнате шесть на шесть [36 кв.м]. Как в бараке». [127] Другой рабочий аналогичным образом рассказывал Хьюман Райтс Вотч, как «Ингеоком» поселил его в числе около 150 человек в индивидуальном доме на одну семью с одной ванной. В его комнате жили еще до 12 рабочих. [128]

 

По словам ряда работников на Центральном стадионе, питание, которым они обеспечивались, не соответствовало интенсивности и сложности работы, которую они должны были выполнять. Например, один из рабочих рассказывал Хьюман Райтс Вотч: «Работа и питание не соответствуют друг другу. ‘Но мы вас, по крайней мере, кормим’, - так нам говорят». [129] Хатамджан, также работавший на Центральном стадионе, так описывал питание: «Кормежка средняя. Мяса маловато: больше курица, макароны, картошка. Кое-то мы сами себе дополнительно готовим». [130] 18-летний рабочий из Узбекистана рассказывал: «Нас кормят макаронами, маслом, рисом, картошкой, фасолью. Мяса совсем мало. Нам уже все готовое приносят. Мясо сами покупаем». [131] В письме Хьюман Райтс Вотч в ноябре 2012 г. руководство «Ингеокома» отдельно не комментировало вопросы питания или жилья, которыми обеспечиваются работники. [132]

 

Работники на Главном медиацентре, проинтервьюированные Хьюман Райтс Вотч, утверждали, что в СУ-45 им обещали жилье и питание в рамках «соцпакета». Работники размещались в общежитии рядом со стройкой, в переполненных комнатах. Рузибой Алиев заявил, что они жили вдесятером в комнате площадью 16 кв. м. [133] По его словам, хотя в СУ-45 обещали питание и жилье в рамках «соцпакета», с него удержали за еду и место в общежитии 6 150 рублей ( USD 196), или заработок больше чем за полторы недели. [134] Отвечая Хьюман Райтс Вотч на поставленные в связи с этим вопросы, руководство СУ-45 утверждало, что «проживание в общежитии, питание и обеспечение спецодеждой и спецобувью обеспечивается за счет работодателя, что подтверждается соответствующими документами». [135]

 

Работники на основной Олимпийской деревне утверждали, что питание и жилье предоставлялись в рамках «соцпакета». Рабочий из Узбекистана так описывал условия проживания:

 

Жилье? Это место на койке. По 8 – 12 мужиков в комнате. Летом жарко и душно, терпеть невозможно. Зимой получше: жить можно, только реально устаешь от постоянного запаха пота. [136]

 

Салимджон, также работавший на этом объекте, заявил, что в его комнате 10 – 16 человек. [137] Рабочий из Таджикистана на одном из олимпийских объектов, отказавшийся назвать свое имя Хьюман Райтс Вотч, опасаясь последствий, утверждал, что в индивидуальном доме на одну семью с одной ванной размещалось около 200 человек, в каждой комнате – до 16. [138]

 

В интервью Хьюман Райтс Вотч трудовые мигранты, работавшие в Сочи на объектах компании «Новый город», утверждали, что размещаются на втором этаже фабрики, как правило – по восемь человек в комнате, не предназначенной под жилье. Рабочий из Сербии описывает условия: «Нас было шестеро в одной комнате. Спали на голом матрасе и голой подушке. У некоторых сыпь на коже выскочила. Антисанитария полная. Мы много жаловались, в конце концов какое-то белье выдали». [139] Относительно питания, по словам одного работника: «Кормили обычно так себе. В основном - рис. Еще давали суп, макароны, хот-доги, главным образом». [140] Работники утверждали, что такой рацион был недостаточным, чтобы поддерживать силы с учетом тяжести выполняемой работы.

 

Последствия для трудовых мигрантов в случае протеста против нарушений

Как отмечалось выше, несколько трудовых мигрантов, работавших на компанию «Новый город» на строительстве двух курортных объектов, один из которых входит в программу подготовки Олимпиады, заявили Хьюман Райтс Вотч, что с апреля 2010 г. им перестали в полном объеме выплачивать заработную плату. 5 октября 2010 г. около 50 трудовых мигрантов из Узбекистана вышла на демонстрацию в Сочи, протестуя против задержек с оплатой. Перед этим работники жаловались на проблемы с оплатой в российскую инспекцию труда. После этих обращений и акции протеста руководство «Нового города» отправило несколько десятков работников домой и угрожало работникам выдачей Федеральной миграционной службе. По словам одного из работников, у некоторых не было всех необходимых документов для легальной работы в России: отчасти это было следствием действий или бездействия «Нового города», отчасти – самих работников. Эти работники оказывались особенно уязвимыми для мести со стороны работодателя, поскольку по российскому законодательству в случае нарушения миграционных норм работник может быть оштрафован и выдворен из страны. Работодателю также грозит штраф за незаконный найм трудовых мигрантов. [141]

 

Хьюман Райтс Вотч было проведено интервью с Мансуром – рабочим из Узбекистана, который был задержан после его участия  в октябрьской демонстрации и содержался в спецприемнике МВД для мигрантов в Адлере в ожидании выдворения. Мансур заявил, что после демонстрации 5 октября уже были выдворены около 60 рабочих. Перед этим никто из них не получил полный расчет. Мансур считает, что это компания «Новый город» сообщила ФМС о проблемах с его документами на право работы. [142]

 

После обращения Хьюман Райтс Вотч к руководству ФМС «Новый город» выплатил Мансуру 60 тыс. рублей ( USD 1 900), однако удержал с него 20 тыс. рублей ( USD 632) в счет расходов, включая оформление разрешения на работу и других документов. [143] По словам Мансура, причитающиеся им деньги получили и трое других трудовых мигрантов, также задержанных после участия в демонстрации и содержавшихся вместе с Мансуром в спецприемнике. Все они были выдворены в Узбекистан 21 октября 2010 г. [144]

 

Группа из 11 сербских рабочих, также работавших на «Новый город» в тот же период, в декабре 2011 г. остановили работу из-за задержек с оплатой. Один из них – Радмило Петрович рассказывал Хьюман Райтс Вотч: «Как мы бросили работу – тогда-то и начались настоящие проблемы. Нам пригрозили, что не будут в столовую пускать и талоны на питание давать не будут. Когда денег и так совсем мало платят – это серьезная угроза была». [145] Эти работники также жаловались в инспекцию труда. «Мы ходили в трудовую инспекцию в Сочи, пытались жаловаться, - рассказывал Петрович. - Но чиновникам, похоже, наплевать было. Хотя, вроде бы, они тоже в курсе были. Никакого понимания с их стороны. ‘Хотите – уезжайте домой,’ – вот и весь ответ». [146]

 

После вмешательства сербской НПО ASTRA генеральный менеджер «Нового города» заявил работникам, что им все выплатят и что после этого они могут ехать домой. Однако Петрович заявил Хьюман Райтс Вотч следующее: «Нам обещали, что мы получим все, что заработали. А мы ничего не получили. Они сказали: ‘Вы не выполняли условия договора. Не работали, как положено.’ А это они на самом деле договор не соблюдали». [147] «Новый город» не ответил на письмо Хьюман Райтс Вотч по этим заявлениям, которое мы направляли в компанию в ноябре 2012 г.

 

Работники СУ-45 на Главном медиацентре, в том числе Омурбек и другие члены его бригады, пытались обсуждать проблемы с оплатой труда с руководством компании, однако менеджмент отказался разговаривать с ними. В итоге, по словам Омурбека, работодатель предложил бригаде из 24 человек уволиться из-за настойчивых требований работников оплатить уже выполненный объем и их нежелания продолжать работу без оплаты. [148] Еще один работник СУ-45 на Главном медиацентре заявил Хьюман Райтс Вотч, что компания выгнала их из общежития, предоставленного в рамках «соцпакета», после того как он и другие работники стали жаловаться на невыплату заработной платы. [149] В своем письме от ноября 2012 г. с детальными ответами по целому ряду вопросов относительно обращения СУ-45 с работниками на Главном медиацентре руководство компании оставило указанные заявления без комментариев. [150]

 

 

 

[25] Сима Айвазян. «Гастарбайтеры олимпийского Сочи». BBCRussian.com, 19 сентября 2008 г.,http://news.bbc.co.uk/hi/russian/russia/newsid_7624000/7624712.stm.

[26] «На олимпийской стройке в Сочи обманули молдавских лесорубов». Lenta.ru, 27 марта 2012 г.,http://lenta.ru/news/2010/03/27/sochi/; Maria Antonova, “Sochi Workers Unpaid for Months,” March 15, 2010, http://www.themoscowtimes.com/news/article/sochi-olympic-workers-unpaid-for-months/401622.html.

[27] Трудовой кодекс РФ, статьи 133, 136.

[28] Уголовный кодекс РФ, действующая редакция. Статья 145.1.

[29] Минимальный размер оплаты труда (МРОТ) на федеральном уровне в 2009 г. составлял 4330 рублей в месяц (USD 144); в 2011 г. - 4611 рублей (USD 151) (по курсу на 1 января 2009 г. и на 1 января 2011 г. соответственно). МРОТ в 2013 г. был повышен до 5205 рублей (USD 170). Федеральный закон от 24 июня 2008 г. № 91 "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "О минимальном размере оплаты труда"; Федеральный закон от 1 июня 2011 г. № 106 "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "О минимальном размере оплаты труда"; Федеральный закон от 3 декабря 2012 г. № 232 "О внесении изменения в статью 1 Федерального закона "О минимальном размере оплаты труда"; Федеральный закон от 19 июня 2000 г. № 82 «О минимальном размере оплаты труда».

[30] Росстат. Средняя начисленная заработная плата по отраслям 1995-2010 гг., http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat/rosstatsite/main/population/wages/#.

[31] Трудовой кодекс РФ, статьи 137-138. Удержания из заработной платы работника для погашения его задолженности работодателю могут производиться для возмещения неотработанного аванса, выданного работнику в счет заработной платы; для погашения неизрасходованного и своевременно не возвращенного аванса, выданного в связи со служебной командировкой или переводом на другую работу в другую местность, а также в других случаях; для возврата сумм, излишне выплаченных работнику.

[32] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Омурбеком. Сочи, 19 апреля 2012 г.

[33]Там же.

[34] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Абдулатифом. Сочи, 19 апреля 2012 г.

[35] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Юнусом. Сочи, 19 апреля 2012 г.

[36]Там же.

[37] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Рузибоем Алиевым. Сочи, 19 апреля 2012 г.

[38]Там же.

[39]Там же.

[40] Копия жалобы и ответы Государственной инспекции труда по г. Москве и Федеральной службы по труду и занятости в досье Хьюман Райтс Вотч.

[41] Копии жалоб в досье Хьюман Райтс Вотч.

[42] Письмо генерального директора ООО «Су-45» Б.М.Леленко от 7 ноября 2012 г.

[43] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Максимом и Ярославом. Сочи, 18 апреля 2012 г.

[44] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Виктором. Сочи, 18 апреля 2012 г.

[45] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Максимом. Сочи, 5 июня 2012 г.

[46] Письмо генерального директора ОАО «Концерн МонАрх» С.А.Амбарцумяна от 10 декабря 2012 г.

[47]Там же.

[48]Там же.

[49]Там же.

[50]Там же.

[51]Там же.

[52] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Максимом, Ярославом и Виктором. Сочи, 18 апреля 2012 г.

[53] Письмо генерального директора ОАО «Концерн МонАрх» С.А.Амбарцумяна от 10 декабря 2012 г.

[54] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Кайратом. Сочи, 15 марта 2011 г.

[55] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ешматом (по телефону) 14 октября 2012 г.

[56] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Мансуром (по телефону) 14 октября 2012 г.

[57] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Радмило Петровичем (по телефону) 26 октября 2012 г.

[58]Там же.

[59] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Милорадом Ранчичем (по телефону) 26 октября 2012 г.

[60] Интервью Хьюман Райтс Вотч по телефону с Мансуром, Ешматом (14 октября 2010 г.), Радмило Петровичем (26 октября 2012 г.)

[61] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ешматом и Мансуром (по телефону) 14 октября 2010 г.

[62] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Радмило Петровичем (по телефону) 26 октября 2012 г.

[63] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Дилмуродом. Сочи, 13 марта 2011 г.

[64] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Кайратом. Сочи, 18 августа 2011 г.

[65] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Памирбеком. Сочи, 13 марта 2011 г.

[66] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ойбеком. Сочи, 20 августа 2011 г.

[67] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Салимджоном и Иброхимджоном. Сочи, 6 июня 2012 г.

[68] Письмо генерального директора ЗАО «Объединение «Ингеоком» Д.В.Соколова от 21 ноября 2012 г.

[69] Там же.

[70] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Рузибоем Алиевым и Абдулатифом. Сочи, 19 апреля 2012 г.

[71] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Рузибоем Алиевым. Сочи, 19 апреля 2012 г.

[72] Письмо генерального директора ООО «Су-45» Б.М.Леленко от 7 ноября 2012 г.

[73] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Иброхимджоном и Салимджоном. Сочи, 6 июня 2012 г.

[74] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Иброхимджоном. Сочи, 6 июня 2012 г.

[75] Трудовой кодекс РФ, статьи 137-138.

[76] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Исамиддином. Сочи, 19 августа 2011 г. Еще один рабочий – Нодирбек также заявил, что его дважды штрафовали на 1 200 рублей (USD 38), потому что проспал, не успел на служебный автобус и не явился на смену. Интервью Хьюман Райтс Вотч с Нодирбеком. Сочи, 21 августа 2011 г.

[77] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Абдужали. Сочи, 20 августа 2011 г.

[78] Письмо генерального директора ЗАО «Объединение «Ингеоком» Д.В.Соколова от 21 ноября 2012 г.

[79] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Шерниёзом. Сочи, 14 марта 2011 г.

[80] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Радмило Петровичем (по телефону) 26 октября 2012 г.

[81] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Милорадом Ранчичем (по телефону) 26 октября 2012 г.

[82] Трудовой кодекс РФ, статьи 155, 192.

[83] “Трудовые отношения возникают между работником и работодателем на основании трудового договора, заключаемого ими в соответствии с настоящим Кодексом». Трудовой кодекс РФ, статья 16. Трудовой кодекс определяет содержание трудового договора и требует его подписания в двух экземплярах, по одному для каждой стороны (статьи 56-62). Статья 16 признает возникновение официальных трудовых отношений между работником и работодателем и в случае фактического найма работника работодателем, если трудовой договор между ними не подписан. Однако Федеральная миграционная служба признает официальной только такую занятость трудовых мигрантов, при которой у последних имеются и разрешение на работу, и трудовой договор.

[84] Закон «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», 115-ФЗ от 25 июля 2002 г., в редакции от июля 2012 г., статья 5.1.

[85] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Абдулатифом. Сочи, 19 апреля 2012 г.

[86] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Омурбеком. Сочи, 19 апреля 2012 г.

[87] Письмо генерального директора ООО «Су-45» Б.М.Леленко от 7 ноября 2012 г.

[88] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Солихом. Сочи, 22 сентября 2010 г.

[89] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Максимом. Сочи, 5 июня 2012 г.

[90] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Фарходом. Сочи, 14 марта 2011 г.

[91] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Искандаром. Сочи, 20 августа 2011 г.

[92] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Исамиддином. Сочи, 19 августа 2011 г.

[93] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Дилмуродом. Сочи, 13 марта 2011 г.

[94] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Хушрузом (Сочи, 19 августа 2011 г.) и Каримом (Сочи, 20 августа 2011 г.)

[95] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Хушрузом. Сочи, 19 августа 2011 г.

[96] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Фаррухом. Сочи, 14 марта 2011 г.

[97] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Искандаром. Сочи, 20 августа 2011 г.

[98] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Фарходом. Сочи, 14 марта 2011 г.

[99] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Рузибоем Алиевым. Сочи, 19 апреля 2012 г. Во время интервью Хьюман Райтс Вотч ознакомилась с содержанием договора.

[100] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Шакирбеком Юнусовым. Сочи, 19 апреля 2012 г.

[101] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Иброхимджоном. Сочи, 6 июня 2012 г.

[102] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Рустамджоном. Сочи, 6 июня 2012 г.

[103] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Максимом. Сочи, 18 апреля 2012 г.

[104] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Омурбеком. Сочи, 19 апреля 2012 г.

[105] Интервью Хьюман Райтс Вотч  (по телефону) с Милорадом Ранчичем и Радмило Петровичем 26 октября 2012 г.

[106] Интервью Хьюман Райтс Вотч  (по телефону) с Радмило Петровичем 26 октября 2012 г.

[107] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Алмазом. Сочи, 19 августа 2012 г.

[108] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Кайратом. Сочи, 18 августа 2011 г.

[109] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Исамиддином. Сочи, 19 августа 2011 г.

[110] Письмо генерального директора ЗАО «Объединение «Ингеоком» Д.В.Соколова от 21 ноября 2012 г.

[111] Трудовой кодекс РФ, статьи 91, 111-115.

[112] Письмо генерального директора ЗАО «Объединение «Ингеоком» Д.В.Соколова от 21 ноября 2012 г.

[113] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Рузибоем Алиевым. Сочи, 19 апреля 2012 г.

[114] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Рузибоем Алиевым. Сочи, 19 апреля 2012 г.

[115] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Бурхоном. Сочи, 19 апреля 2012 г.

[116] Интервью Хьюман Райтс Вотч  (по телефону) с Милорадом Ранчичем и Радмило Петровичем 26 октября 2012 г.

[117] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Зульфикором Сочи, 21 сентября 2010 г.

[118] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Салимджоном. Сочи, 6 июня 2012 г.

[119] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Абдураззоком. Сочи, 6 июня 2012 г.

[120] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Хатамджаном. Сочи, 22 августа 2011 г.

[121] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ойбеком. Сочи, 20 августа 2011 г.

[122] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Сарварбеком. Сочи, 6 июня 2012 г.

[123] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Тохирджоном. Сочи, 21 августа 2011 г.

[124] ГК «Олимпстрой». Нефинансовый отчет за 2010 г. «Об устойчивости развития и экологической ответственности», стр. 64;  26 декабря 2011 г., http://www.sc-os.ru/common/upload/Olimpstroy_GO_20101.pdf.

[125] Комитет по экономическим, социальным и культурным правам. Замечание общего порядка № 12 - Право на достаточное питание (статья 11). E/C.12/1999/5 (1999), п. 8.

[126] Там же, п. 9.

[127] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Искандаром. Сочи, 20 августа 2011 г.

[128] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Кайратом. Сочи, 18 августа 2012 г.

[129] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Рустамджоном. Сочи, 6 июня 2012 г.

[130] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Хатамджаном. Сочи, 22 августа 2011 г.

[131] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Алмазом. Сочи, 18 августа 2011 г.

[132] Письмо генерального директора ЗАО «Объединение «Ингеоком» Д.В.Соколова от 21 ноября 2012 г.

[133] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Рузибоем Алиевым. Сочи, 19 апреля 2012 г.

[134] Там же.

[135] Письмо генерального директора ООО «Су-45» Б.М.Леленко от 7 ноября 2012 г.

[136] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Иброхимджоном. Сочи, 6 июня 2012 г.

[137] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Салимджоном. Сочи, 6 июня 2012 г.

[138] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Ховаром. Сочи, 22 августа 2011 г.

[139] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Радмило Петровичем (по телефону) 26 октября 2012 г.

[140] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Милорадом Ранчичем (по телефону) 26 октября 2012 г.

[141] Иностранец, работающий без разрешения на работу, может быть оштрафован на сумму от 2 до 5 тыс. рублей (USD 64 - 159) с административным выдворением из страны или без такового. Кодекс РФ об административных правонарушениях, статья 18.10. Работодателю за привлечение иностранного работника в отсутствие у того разрешения на работу, также грозит штраф. Для граждан он составляет от 2 до 5 тыс. рублей (USD 64 - 159), для должностных лиц – от 20 до 50 тыс. рублей (USD 635 – 1 588), для юридических лиц – от 250 до 800 тыс. (USD 7 940 – 25 404) рублей либо административное приостановление деятельности на срок до 90 дней. Кодекс РФ об административных правонарушениях, статья 18.15.

[142] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Мансуром (по телефону) 14 октября 2010 г.

[143] Там же. Как отмечалось выше, такие вычеты не предусмотрены российским законодательством об оплате труда.

[144] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Мансуром (по телефону) 21 октября 2010 г.

[145] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Радмило Петровичем (по телефону) 26 октября 2012 г.

[146]Там же.

[147]Там же.

[148] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Омурбеком. Сочи, 19 апреля 2012 г.

[149] Интервью Хьюман Райтс Вотч с Акрамом. Сочи, 19 апреля 2012 г.

[150] Письмо генерального директора ООО «Су-45» Б.М.Леленко от 7 ноября 2012 г.